Обратная связь

Александр Большунов: «Улучшу финишный рывок — и Клебо будет не страшен»

Четырёхкратный призёр Олимпийских игр оценивает уходящий сезон и рассказывает о планах на будущее. Эксклюзив Team Russia.

— Вы уже трёхкратный чемпион России 2018 года. А впереди гонка на 50 километров, которую вы едва не выиграли в Корее.

— Марафон здесь не побегу. Надо дать передышку организму.

— Значит, сезон для вас завершён?

— Не знаю, планы меняются каждый день. Сейчас еду в Москву, где запланировано несколько встреч. А потом, возможно, приму участие в Югорском марафоне 8 апреля.

— Как  вы оцениваете свой прошедший сезон: хороший, очень хороший, выдающийся?

— Сезон как сезон…

Серьёзно?

— Шучу. Конечно, сезон получился очень хорошим, даже отличным! В моей коллекции появились медали с этапов Кубка мира и четыре олимпийские награды. Если бы не болезнь, из-за которой пришлось пропустить две гонки на Олимпиаде, могло быть ещё лучше. С другой стороны, оглядываясь назад и анализируя результаты Пхёнчхана, начинаю думать: может, и к лучшему, что я заболел после «Тур де Ски» и не принял участие в молодёжном чемпионате мира.

— Что за вирус вас тогда поразил?

— Науке он неизвестен. Во время «Тур де Ски» было много переездов. Плюс накопилась усталость от многочисленных стартов. Вот, видимо, организм и не выдержал. С Алексеем Червоткиным приключилась та же история. Только я улетел в Корею на два-три дня раньше.

— В какой момент вы поняли, что бороться за медали на Олимпийских играх реально?

— После призовых мест на первых этапах Кубка мира в Финляндии, Норвегии и Швейцарии появилась уверенность, что и на Олимпиаде при хорошей подготовке можно в каждой гонке сражаться за тройку. 

— Вы прилетели в Пхёнчхан 12 февраля, а уже на следующий день выиграли свою первую олимпийскую медаль. Как же акклиматизация?

— А у меня, честно говоря, не было ощущения, что выступаю за тысячи километров от России. В Корее такая же жёсткая лыжня, как на наших трассах, и типичный русский морозец. Мне и другим ребятам эти условия подошли идеально. Мы реально чувствовали себя как дома. 

 — У вас репутация универсального спортсмена, который и в спринте не подведёт, и в дистанционных гонках выглядит уверенно. 

— Надо уметь бегать всё.

— Должна же быть любимая гонка?

— У меня все гонки такие. При условии, что я себя хорошо чувствую.

— После вашего серебра в олимпийском марафоне тренер сборной России Маркус Крамер заметил, что вам не хватило соревновательной практики именно на этой дистанции.

— Давайте считать. В прошлом году я выиграл 50 километров на чемпионате России. А до этого бежал марафон три года назад.

— Получается, в Пхёнчхане вы бежали марафон третий раз в жизни?

— Выходит, так. Но я проиграл Нисканену не в опыте. Просто у меня не было точной информации по запасным лыжам. Та пара, которую мне, как я думал, подготовили, не устраивала. Из-за этого я не стал переобуваться за несколько километров до финиша. И только потом выяснилось, что меня ждали совсем другие лыжи, подготовленные с учётом изменения погоды.

— В чём, как считаете, вам нужно прибавлять?

— Если говорить про спринт, нужен более мощный финиш. Тогда не страшен ни Клебо, ни Пеллегрино. Будем вместе с тренером думать, как за летний период подготовки улучшить финишный рывок.

— Болельщики в Сыктывкаре не дают вам прохода. Не устали ещё от такой популярности?

— Осталось потерпеть один день. После того как сезон закончится, весь ажиотаж быстро сойдёт на нет. С лыжниками так всегда происходит в год Олимпийских игр. Сначала мы всем нужны, а потом о нас забывают.

— Обидно?

— Мне — нет. Другие ребята, знаю, обижаются. Хотя я считаю так: будут результаты, будет и внимание. Пусть и не такое, как у биатлонистов даже при отсутствии этих самых результатов.

— Многие лыжники переходят в биатлон. У вас нет такого желания?

— Стрелять умею, но менять вид спорта не хочу. Мне ещё в лыжных гонках нужно много чего выиграть. В следующем году в Австрии состоится взрослый чемпионат мира. Настраиваюсь на успешное выступление, хотя по возрасту мог бы ещё год бегать на молодёжных турнирах.

— Когда-нибудь жалели о том, что родились под самый новый год, 31 декабря?

  — Если бы родился 1 января, был бы на год моложе. А так я всегда соревновался с соперниками-одногодками, которые по факту были старше. Это меня здорово закалило.

Перейти к верхней панели