Обратная связь

Денис ДМИТРИЕВ: «ЗА ДВА МЕСЯЦА ДО ВАЖНЫХ ТУРНИРОВ ВКЛЮЧАЮ «РЕЖИМ МОНАХА»

Лучший трековый гонщик России - о супер-жестких тренировках, перспективе стать «Железным человеком» и диетах для велосипедистов.
ХОЧУ ПОПАСТЬ НА ИГРЫ В КЕЙРИНЕ, НО ШАНС НЕВЕЛИК

— Вы попали в состав на Европейские игры. Это будет важный турнир?

Сезон только начался, и главная цель на него — это набор олимпийских очков для попадания в Токио-2020. На Европейских играх очки тоже разыгрываются, но их будет минимум. Чемпионат Европы, этапы Кубка мира и тем более чемпионат мира дают гораздо больше. Поэтому старт в Минске для меня будет важным, но не самым принципиальным за сезон.

— Как вы сейчас себя чувствуете в плане олимпийского отбора?

В личном спринте я практически стопроцентно отобрался — иду в мировом рейтинге восьмым, а на Олимпиаду попадают первые 30 спортсменов. В командном спринте, где у нас в этом году была медаль чемпионата мира, ситуация пока напряженная. В Токио поедут восемь лучших команд, а мы идем седьмыми. Хотелось бы еще попасть на Игры в кейрине, но там у меня шансы невелики.

— Зачем вам нужно на Олимпиаде ехать кейрин, если для вас это далеко не коронная дисциплина? Может, лучше сосредоточиться на личном и командном спринте, где есть реальные шансы на медали?

С одной стороны, это правда. Но с другой, как говорится, раз в году и палка стреляет. На Олимпиадах миллионы раз случалось такое, что спортсмен совершенно не специализируется в том или ином виде, а потом вдруг берет там медаль. Поэтому я не хочу упускать ни одного шанса.

— Вашу бронзу в командном спринте на чемпионате мира этого года даже главный тренер назвал сенсацией.

— Эта медаль — первая в истории российского и даже советского велоспорта. Для нас командный спринт долгое время оставался заколдованным: мы постоянно были где-то рядом, часто четвертые, но всегда без медали. И тут вдруг удалось собраться и оказаться на пьедестале. От нас этого никто не ожидал.

— Интересно, что в составе не было экс-чемпиона мира австралийца Шейна Перкинса, которому даже российское гражданство дали специально с прицелом на командный спринт. Куда он делся?

Просто тренер посчитал, что Перкинс был недостаточно хорошо готов, чтобы ехать командный спринт на чемпионате мира. Но глобально к Шейну нет вопросов, он продолжает тренироваться. Хочет отобраться на Олимпийские игры в кейрине, это его коронный вид, где он и стал чемпионом мира. Ну и в командный спринт тоже сохраняет шансы попасть.

ЛУЧШЕ ШЕСТЬ ЧАСОВ ЕХАТЬ НА ВЕЛОСИПЕДЕ, ЧЕМ ЧАС БЕЖАТЬ КРОСС

— 31 мая отмечается Международный день велоспорта. Вы вообще в курсе про такой праздник?

Конечно. Как правило, в этот день у нас бывает самая жестокая тренировка. После нее главное самостоятельно доползти до кровати. Так что тренеры, видимо, тоже в курсе про праздник. Но вообще, я безумно рад тому, что Россия сейчас переживает настоящий велосипедный бум. В городе появилось огромное количество велосипедистов. Даже в Крылатском выедешь на велокольцо, а там столько народу! Причем как любители, кто  впервые сел на велосипед, так и почти профессионалы. Сколько раз я ездил в Великобританию, Францию или Японию, где люди постоянно передвигаются на велосипедах, и тихо им завидовал. А сейчас не могу нарадоваться, что у нас происходит то же самое. Это здорово, потому что велоспорт — чуть ли не самый безопасный способ получить кардионагрузку.

— Это еще почему?

Например, если вы решили заняться бегом, то он дает большую нагрузку на спину и колени. Нужно выбрать правильное покрытие, правильную обувь, и желательно вместе с тренером поставить технику. С велосипедом же можно вообще не заморачиваться. Если даже совершенно неподготовленный человек возьмет любой велосипед и покатается сорок минут где-нибудь загородом, это уже будет огромный плюс к его здоровью.

— Водители на российских дорогах теперь больше уважают велосипедистов?

— Я могу оценить ситуацию с обеих сторон: и как водитель, и как велогонщик. Последние года четыре культура вождения автомобилей у нас реально спрогрессировала. В целом, люди стали вести себя по отношению к спортсменам гораздо аккуратнее. Велосипедисты реально становятся полноценными участниками дорожного движения. Хотя, конечно, аварии все равно бывают. В основном, из-за невнимательности: автолюбители порой не замечают велосипедистов в зеркалах заднего вида или подрезают их. Но и с велосипедистов я тоже ответственности не снимаю. Всем стоит вести себя корректней и уважать друг друга.

— Недавно вы награждали призеров Московского полумарафона. Не было мысли самому выйти на дистанцию?

— Я вам открою секрет: велосипедисты ненавидят бегать. Во-первых, это тяжело психологически: мы привыкли к ощущению скорости и к тому, что картинка перед глазами быстро меняется. Во-вторых, во время бега и езды на велосипеде работают разные группы мышц. И когда мы начинаем бежать, сразу отваливаются ноги и спина, адские мучения. Лучше шесть часов ехать гонку на велосипеде, чем один час бежать кросс.

— Как тогда триатлонисты умудряются сначала ехать на велосипеде, а потом сразу бежать?

Это люди-роботы! У меня много друзей среди триатлонистов — Иван Тутукин, Кирилл Голдовский, например. Мы с ними нередко пересекались на сборах. Могу сказать: чтобы заниматься триатлоном, нужно иметь железный характер.

— Не хотите, например, после завершения карьеры попробовать стать «Железным человеком» и пройти дистанцию Iron man (плавание 3,86 км, велогонка 180 км и беговой марафон)?

— Ну нет! Так как я велосипедист-спринтер, больше склоняюсь к силовым видам спорта. Нравится работать в тренажерном зале, вот это «мое». Грубо говоря, я качок!

— Длительные тренировки на шоссе вы, как и большинство спринтеров, ненавидите?

— Многие спринтеры действительно не любят кардиотренировки. Тот же Паша Якушевский их вообще не переваривает. Но я, как ни странно, могу долго кататься на шоссе. Это трудно дается чисто физически, но психологически мне нормально.

КОГДА ВИЖУ МОРОЖЕНОЕ ИЛИ ЯБЛОЧНЫЙ ШТРУДЕЛЬ, МЕНЯ ТРЯСЕТ

— Вы рассказывали, что придерживаетесь принципов здорового питания. Что это подразумевает?

Наверное, любой профессиональный спортсмен должен стремиться к идеалу во всем — от тренировок до повседневной жизни. Сейчас спорт ушел так далеко вперед, что одними тренировками ты не выиграешь. Нужно помимо этого, еще уделять большое внимание восстановлению и питанию. Поэтому примерно за два месяца до очередного важного турнира я включаю так называемый «режим монаха».

— И как вы живете в «режиме монаха»?

Я перестаю употреблять сахар вообще, в любом его виде. Хотя сейчас это сложно — порой он содержится даже в тюбике зубной пасты. Из фруктов оставляю только яблоки, бананы и грейпфрут — он очень полезный и имеет низкий гликемический индекс. Естественно, говорю твердое «нет» десертам и всей химии. Вообще, внимательно слежу за питанием — соблюдаю пропорцию белков, жиров и углеводов, взвешиваю порции. Стараюсь спать, как минимум, по восемь часов в сутки и обязательно минут 30-40 сплю днем. Ну и, конечно, выкладываюсь по максимуму на тренировках.

— Объясните, чем плох небольшой лишний вес для велосипедиста? Вам же не сальто крутить.

У нас есть такой показатель мощности — ватт на килограмм веса. Предположим, я вешу 90 кг и выдаю максимальную мощность 2500 ватт. Чтобы увеличить этот показатель, есть три способа: стать сильнее, сохранив тот же вес; снизить вес; либо, и это самое эффективное — стать сильнее и параллельно сбросить вес. Проведите эксперимент: сначала просто покатайтесь на велосипеде, а потом наденьте рюкзак килограммов пять весом, и проедьте еще немного. Сразу почувствуете разницу. Лишний вес же приходится разгонять собственными ногами. Ты тратишь лишние силы, которых потом может не хватить.

— Как происходит выход из «режима монаха»? Гимнастки, например, частенько отрываются фастфудом. 

У меня примерно та же история. Как правило, раз в году, после чемпионата мира, начинаю позволять себе что угодно и в любых количествах. Например, безумно люблю десерты. Когда вижу мороженое или какой-нибудь яблочный штрудель, меня прям трясет. Рекорд был, кажется, в прошлом году: с 88 кг я за две недели умудрился разъесться до 96. Сбрасывать это потом было очень сложно. У меня небыстрый метаболизм, поэтому каждый килограмм «в минус» стоит огромных усилий.

— До Олимпиады в Токио остается всего год с небольшим. Это венец карьеры или просто очередной важный старт?

У меня сейчас в жизни заложена программа ровно до Токио. Что будет потом — я еще даже не задумывался. Поэтому, конечно, сейчас Олимпиада — это самое главное. Все остальные медали у меня уже есть: я чемпион мира, чемпион Европы, бронзовый призер Олимпиады, 24-кратный чемпион России… Но золота Игр в коллекции прям вот не хватает. Это моя сокровенная мечта.