Обратная связь

«Для меня моя медаль — как золотая». Никита Трегубов об Олимпийских играх

Серебряный призёр Олимпийских игр Никита Трегубов рассказывает, как побороть волнение, разговаривает ли он со своим скелетоном и чаще ли его теперь узнают.
— Расскажите о церемонии награждения. Что вспоминали в те минуты?

— Я видел, как проходили церемонии награждения в Сочи. Там было намного больше народу, чем здесь. С Сочи, мне кажется, ничего не сравнится. Там атмосфера Олимпийских игр больше ощущалась, чем здесь.

Во время награждения ничего не вспоминал, просто наслаждался и радовался.

Больше всего эмоций было на финише, а потом уже потихоньку осознал и пришёл в себя. Когда я финишировал, был полностью спокоен, радоваться было ещё нечему. А когда понял, что уже в призах, это были самые большие эмоции.

«Для меня моя медаль — как золотая». Никита Трегубов об Олимпийских играх. Изображение номер 1
— Реально ли обыграть корейца Юн Сун Бина?

— В равных условиях — нет. Только надеяться на его ошибку. Но на чьи-то ошибки только дурак надеется.

— Потому что для него это домашняя трасса?

— Да, в нашем спорте этот фактор влияет очень сильно. Поэтому для меня моя медаль — как золотая.

— Как удалось побороть волнение?

— Я совсем не думал о соревнованиях. Ни о соревнованиях, ни о медалях, ни об Олимпийских играх. Выключился полностью. Думал только о семье, о близких и родных людях. Я был абсолютно спокоен, не уходил в себя, но понимал, что энергию надо копить.

— 14 февраля — ваш день рождения. Как он прошёл?

— В этот день перестал заходить во все соцсети — не хотел, чтобы меня что-то отвлекало. Это был самый сложный день, день перед соревнованиями. Нужно готовить скелетон, это самый ответственный момент.

Ни разу не разговаривал со своим скелетоном. Просто вкладываю в него душу, делаю всё на совесть, до мозолей на руках. Берегу его. Ему уже четвёртый год, но он в идеальном состоянии.
Никита Трегубов, серебряный призёр Олимпийских игр в скелетоне
— Что было на следующий день после соревнований?

— Поспал три часа, и всё. Весь день был занят, потом поехал на хоккей. Под конец меня аж трясло, потому что очень хотел спать. Сил не было вообще, они и сейчас ещё не вернулись. Я очень похудел. Смотрю на еду: вроде есть хочется, а вроде и не хочется. Непонятное состояние.

— Пробовали корейские блюда?

— Нет. Специально ничего не ел, потому что это опасно. Организм должен привыкать к новой еде, может быть отторжение. Перед соревнованиями ел только проверенную еду. Но здесь даже европейскую еду невозможно есть. Не знаю почему. За то время, что я здесь, уже надоело.

— Вам страшно лететь вниз на такой скорости? Или уже привыкли?

— Никогда не было страшно. Ну, может, первый раз чуть-чуть было страшновато, но потом понял, что ничего такого.

— На машине тоже гоняете или на скелетоне быстрее?

— Нет, на машине не гоняю, соблюдаю правила дорожного движения. Могу по трассе поехать быстрее, если не создаю помех. А в городе не гоняю.

— Вас стали чаще узнавать после серебра Олимпийских игр?

— Конечно, стали. Потому что раньше не знали (смеётся). Такого, чтобы до этого меня кто-то где-то узнал, не было вообще. А здесь и корейцы подходят, и наши ребята.

Как-то с девушкой отдыхали на море. С нами познакомились мужчина с женщиной, разговорились, спросили, чем занимаемся. Ответили, что спортом — у меня девушка тоже спортсменка. А я уже мастером спорта международного класса был, в Сочи выступил. И они говорят: ну да, видно, что девушка спортом занимается, а ты вроде не сильно на спортсмена похож.

Как рисковал Никита Трегубов, чтобы взять серебро Олимпийских игр. Цифры и факты о скелетоне, которые вас удивят

Видеоконференция с Никитой Трегубовым — смотрите на Team Russia

Перейти к верхней панели