Обратная связь

Глеб Ретивых: «Иногда называю себя ретивым конем»

Двукратный призер чемпионата мира 2019 года в интервью Team Russia поведал о тренировках на карантине, укороченном сборе в Тюмени и о том, почему он неохотно говорит о своем бизнесе в области производства спортивной одежды.

— Ваш звонок застал меня дома, в городе Чайковский, — сказал Глеб Ретивых. – 14 сентября в моей жизни произошло радостное событие – родился сын. Сейчас весь в мыле. Надо и к сезону успеть подготовиться, и жене помочь.

НА РОДЫ ЖЕНЫ КРАМЕР ОТПУСТИЛ СО СБОРА

— В вашей семье это уже второй ребенок?

— Да. Дочке Софии четыре года. Прежде, чем дать имя сыну, мы с женой долго ломали голову, спорили. Победило в итоге мнение женского пола. Прошу любить и жаловать: Артем Глебович Ретивых! Маленький, но уже дает родителям понять, что именно он в доме хозяин. Все это очень мотивирует, придает дополнительные силы. Ощущение, будто крылья выросли.

— Когда сын появился на свет, вы были на сборах в Тюмени?

— До последнего момента было неясно, когда жену надо везти в роддом. Находясь в подвешенном состоянии, естественно, не мог полноценно тренироваться. Но главный тренер группы Маркус Крамер вошел в мое положение и дал вольную. Так что, всероссийские соревнования по роллерам и кроссу, проходившие на «Жемчужине Сибири», пришлось пропустить. Зато, когда забрал свою вторую половинку из роддома, почти сразу вылетел в Тюмень. Маркус очень хотел, чтобы я подключился к команде и провел на сборе хотя бы заключительную неделю – до 27 сентября.

— Тюменский сбор был первым, на котором лично присутствовал немецкий специалист. Это так?

— Да, Маркус прилетел в Россию в начале сентября. Его не было с нами шесть месяцев. Все это время он работал дистанционно, а обязанности главного тренера исполнял Сергей Турышев. Хотя лично я с Крамером по телефону или по видеосвязи общался практически ежедневно.

Кроме того, у нас в группе есть тренер Анатолий Волков, который собирал всю информацию о состоянии лыжников и передавал ее Крамеру. Мы люди взрослые и прекрасно понимали, какая ответственность лежит на наших плечах. Все тренировались без оглядки на окружающую обстановку.

— Что предшествовало Тюмени?

— Тренировочный процесс начали еще в июне, когда провели сбор в подмосковном Пересвете. Затем заглянули на мою родину – в Чайковский. Из Пермского края отправились в Приэльбрусье. В Терсколе наша гостиница находилась на высоте 2100 метров.

В обычные годы мы всегда тренировались на отметке не ниже, чем 900 метров над уровнем моря, за исключением тех случаев, когда находились в России между сборами. А в нынешней ситуации впервые попали в горы только в августе. Нет надобности говорить о том, насколько важна для нас высотная подготовка.

ТРАМПЛИН В ЧАЙКОВСКОМ ИСПОЛЬЗОВАЛ ТОЛЬКО КАК СМОТРОВУЮ ПЛОЩАДКУ

— Пандемия, естественно, наложила свой отпечаток на подготовительный процесс. Но думается, у вас проблем с тренировками на самоизоляции не было. Как родилась идея соорудить дома тренажерный зал?

— В условиях, когда все спортивные залы были закрыты, я понимал, что мне надо как-то выкручиваться. Пришлось искать людей, которые смогли бы предоставить необходимое оснащение. На помощь пришел завод спортивного оборудования ULTRA-WOD, собравший специальную установку. Разместил ее на первом этаже.

Вообще, в Чайковском у меня с тренировками полный порядок. Есть рядом несколько кроссовых кругов, а также участок дороги, 25 километров в одну сторону и столько же в другую, на котором могу кататься на лыжероллерах. Когда приезжали сюда с ребятами на сбор, задействовали эту трассу для длинных и откаточных тренировок. Имеется в моем распоряжении и небольшой биатлонный комплекс, развивающий общие спортивные навыки.

— За время карантина какие-то новые таланты в себе открыли?

— Нет, наверное. Я люблю готовить, особенно тогда, когда нахожусь с семьей. На самоизоляции, кроме тренировок, много занимался с дочерью, гулял. Мой дом находится вдалеке от центральных улиц, людей вокруг очень мало. Без боязни подцепить какую-нибудь инфекцию можно ходить, где угодно. С учетом того, что жена была беременна, это было очень важным обстоятельством.

— В Чайковском еще с советских времен хорошо развиты прыжки на лыжах с трамплина. У вас в детстве не было желания приобщиться к этому виду спорта?

— Никогда. За свою жизнь всего несколько раз поднимался на трамплин. Причем, только для того, чтобы полюбоваться панорамой города. У нас на Каме находится Воткинская гидроэлектростанция, сооружения которой растянулись аж на пять километров. Трамплин является прекрасной смотровой площадкой, позволяющей оценить красоту и масштаб ГЭС.

— Параллельно с лыжными гонками вы еще играли в мини-футбол. Как удавалось совмещать?

— Мне нравилось и то, и другое. До шестнадцати лет никак не мог определиться. Но, в конце концов, остановился на лыжах. У меня и фамилия подходит для этого вида спорта: я себя иногда называю «ретивым конем».

View this post on Instagram

Весь город на ладони. ???

A post shared by G l e b R e t i v y k h (@retivykh_gleb) on

ПОДТЯГИВАЮ ДИСТАНЦИОННЫЙ ХОД

— В 2010 году, переехав в Тюмень, вы попали к Юрию Каминскому, который сейчас работает с биатлонистами. Что скажете о сотрудничестве с этим специалистом?

— У Юрия Михайловича тренировался два года. Это специалист с большой буквы, которого отличает оригинальное видение лыжных гонок. Он нестандартно мыслит, всегда старается придумать что-то новенькое. Каминский воспитал целую когорту известных спринтеров. Мне сейчас будет крайне интересно посмотреть, как он проявит себя в новом деле, когда важна не только спринтерская, но и дистанционная подготовка. Думаю, что он сумеет грамотно использовать свой богатый лыжный опыт.

— Один из подопечных Каминского – олимпийский чемпион 2010 года Никита Крюков — буквально на днях трудоустроился в Китае, где будет готовить местных спринтеров к Играм в Пекине. Вас удивило это известие?

— Признаюсь, что за последний месяц, по понятным причинам, просто выпал из интернет-пространства. В соцсети заходил редко, и новость о назначении Никиты узнал почти случайно. Она меня изрядно удивила. Мне кажется, что любой тренер должен начинать с детского спорта, а не взваливать на себя сразу ответственность за национальную сборную, пусть даже Китая. Будет сложно, но хочу пожелать Крюкову успеха на новом поприще.

— Думая о новом сезоне, отдаете предпочтение спринтерской подготовке или «дистанционку» тоже подтягиваете?

— Я занимаюсь исключительно по плану Маркуса, который не рассчитан на чистых спринтеров. Мы с Сергеем Устюговым, Евгением Беловым, Артемом Мальцевым и Иваном Кирилловым работаем на больших интервальных тренировках. Крамер не устраивает для меня спринтерских занятий. В этом году основной упор делаем на мой дистанционный ход. Оценив тренировочный процесс за последние три года, внесли в него большие коррективы. Мне теперь самому интересно посмотреть, что из этого выйдет. Никогда нельзя сказать, что, выполнив тренировочный план на сто процентов, у тебя все получится. Звучит банально, но это спорт.

— В планах по-прежнему есть пункт об улучшении результатов на «Тур де Ски»?

— За свою карьеру я дважды преодолевал эту многодневку с первого до последнего метра. Конечно, мне как спортсмену, который до 23-х лет бегал гонки и попадал в «призы» на первенстве России, хочется на «Тур де Ски» подняться поближе к пьедесталу. Просто был период, когда я увлекся спринтом, полностью потеряв все дистанционные навыки. Я уже спортсмен не молодой – мне 28 лет, но маленькими шажками мы двигаемся вперед. Сейчас могу пробежать и десять километров, и тридцать, и семьдесят. Главное, чтобы самочувствие было хорошим.

С ПОБЕДОЙ В КУБКЕ МИРА БОЛЬШУНОВА ПОЗДРАВИЛ ЕЩЕ В КАНАДЕ

— Можете рассказать о конкуренции в сборной между группами, работающими под началом разных тренеров?

— Если бы ее не было, то мы бы никогда не увидели высоких результатов на Кубке мира, чемпионате мира, Олимпийских играх. Конечно, у каждого тренера свои подходы, но, когда любой человек на этапе Кубка мира может одинаково удачно пробежать как спринт, так и «дистанцию», то это говорит о многом. Чтобы быть конкурентоспособным, постоянно приходится совершенствоваться и улучшать свои результаты.

— С конкуренцией понятно. А как складываются личные отношения между спортсменами из разных групп?

— В ходе тренировочного процесса мы, как правило, не пересекаемся с другими группами. Только в этом году на сборах были вместе с командой Егора Сорина. Общаемся нормально, но у каждого свой круг.

— Александра Большунова поздравили с исторической победой в Кубке мира?

— Конечно. Что тут особенного? Тем более, мы с ним были на том самом спринтерском этапе Кубка мира в Канаде, когда стало известно о досрочном завершении сезона.

— Коли уж речь зашла о минувшем сезоне, в ходе которого вы завоевали бронзу командного спринта в Дрездене, то как вы оцениваете его итоги?

— Начну с того, что сезону предшествовала экспериментальная подготовка в летний период, тенденции которой распространялись и на зиму. Именно зимой стало понятно, что были допущены ошибки, которые не позволили выступить более успешно. На большинстве кубковых этапов занимал в спринте 4-6-е места, однако не хватало заключительного отрезка, чтобы попасть в «призы».

Ключевым стал момент, когда мне не удалось провести с командой полноценный сбор перед этапом в шведском Фалуне. Дело в том, что мы с Артемом Мальцевым уезжали на другие, ранее запланированные соревнования. Закончилось все для меня весьма плачевно: в Фалуне выступил плохо, на дебютном «Ски Туре» тоже ничем не блеснул, а вскоре последовала отмена североамериканских этапов. В итоге с 3-го места в спринтерском зачете откатился на 7-е. Мы с Маркусом не раз обсуждали эту ситуацию, переверстав тренировочный план на новый соревновательный год.

— А в общем зачете Кубка мира вы обосновались на 26-й позиции…

— Для чистого спринтера это не так уж и плохо. С учетом того, что я был в хорошей форме на «Тур де Ски», всячески помогая сборной в отдельных гонках. Не забывайте, что уже несколько лет подряд я попадаю в топ-30 генеральной классификации.

— В новом сезоне прогнозируете продолжение дуэли Большунов – Клебо?

— Было бы очень интересно, если бы появились новые фигуры, способные составить реальную конкуренцию двум лидерам. Норвегия была и остается первым номером в лыжных гонках, но надо работать не покладая рук, и результаты не заставят себя долго ждать. В 2021 году предстоит чемпионат мира в немецком Оберстдорфе, но уверен, что уже сейчас все спортсмены держат в уме Олимпийские игры, победить на которых – сокровенная мечта для каждого.

24 февраля 2019 года. Зефельд. Глеб Ретивых (справа) и Александр Большунов — серебряные призеры ЧМ в командном спринте. Фото: Getty Images.

ДОХОДЫ ОТ БИЗНЕСА ИДУТ НА ПОДДЕРЖКУ СПОРТИВНЫХ ШКОЛ

— Насколько мне известно, группа Маркуса Крамера в ближайшие дни собирается на зарубежный сбор. Верно?

— Да, в Австрию. Сейчас в Рамзау уже отправилась команда Юрия Викторовича Бородавко. Сбор группы Крамера запланирован там с 7 октября. Если вдруг что-то сорвется, то будем ждать, где раньше настреляют снег: в Тюмени или Ханты-Мансийске.

— Не пугают разговоры о второй волне коронавируса?

— Статистика тревожит. Видимо, люди несколько расслабились, хотя меры предосторожности никто не отменял. Их надо соблюдать везде, независимо от того, где ты находишься.

— Лыжникам на предлагали вакцинироваться от COVID-19?

— Нет (смеется). Думаю, что говорить о серьезности таких намерений еще рано. Надо окончательно убедиться в том, что вакцина безопасна и не нанесет ущерба здоровью. А для этого потребуется какое-то время.

— Вы владеете собственным брендом спортивной одежды. Пандемия сильно ударила по вашему бизнесу?

— На самоизоляции многие лишились работы, покупательная способность граждан упала. Смею вас уверить, что я не подсчитываю барыши – здесь у меня совсем другие цели и задачи. Все доходы идут на развитие детского спорта. Если хотите, то можете считать меня меценатом. Я помогаю разным спортивным школам, особенно если вижу, что они в этом нуждаются. За два года существования бренда поддержку получили уже более десяти школ. А вообще-то я не люблю распространяться на эту тему: добро надо творить в тишине, а не трубить на каждом углу.

— Вы родились 30 декабря. Как раз в это время начинается знаменитая многодневка «Тур де Ски». Как в последние годы отмечаете «днюху»?

— А никак. Ни день рождения, ни Новый год. На ужине чаю с тортом попили, да пошли спать в 10-11 часов. Даже не могу вспомнить что-то интересное, так как все настроены только на соревнования. Ничего не поделаешь: профессиональный спортсмен априори живет в условиях ограничений, к которым, в конце концов, привыкаешь.

 

 

Подпишитесь на рассылку,
чтобы быть в курсе
свежих новостей!


Спасибо!теперь вы подписаны
на наши новости.

Пожалуйста, подтвердите вашу почту пройдя по ссылке из письма.
Перейти к верхней панели