Обратная связь

«Гомельский предрек мне блестящее будущее. Мне было 25». Большое интервью Димитриса Итудиса

Греческий главный тренер ЦСКА рассказал порталу Team Russia o работе и жизни в Москве, знакомстве с легендарным Александром Гомельским, походах на футбол и хоккей, и многом другом.

Итудис, возглавляющий ЦСКА с 2013 года – один из самых ярких и самобытных иностранных тренеров в российских клубах, даже если брать не только баскетбол, но и все игровые виды спорта. А также точно входящий в число самых титулованных специалистов – помимо национального чемпионата, ЦСКА с греческим тренером во главе дважды выигрывал Евролигу – главный клубный турнир Старого Света.

По ходу интервью, продолжавшегося почти час, Итудис:

• Вспомнил, как впервые попал в Москву почти 20 лет назад, и как город изменился за это время
• Рассказал о личном знакомстве с Александром Гомельским, имя которого сейчас носит домашняя арена ЦСКА
• Дал ряд полезных советов тренерам, мечтающим успешно работать за рубежом
• Вспомнил, как его приглашали возглавить сборную Греции
• Объяснил, почему думает о баскетболе круглыми сутками и как проводит свободное время
• Рассказал о жизни в Москве и любимых местах
• Успел перейти на русский

СТАЛ МУДРЕЙ И ОПЫТНЕЙ, ЧЕМ РАНЬШЕ

— Недавно вам исполнилось 50. Для вас это рубеж или просто рядовая дата?

— Думаю, 50-летие имеет особенный смысл для любого жителя нашей планеты. Как-никак, это половина века. Сейчас я чувствую себя мудрее и опытнее, чем раньше. Также особенным этот праздник сделало то, что я отметил его в столице России, будучи главным тренером ЦСКА. Москва по-настоящему прекрасный город, а ЦСКА – великий клуб. Хочу воспользоваться возможностью, и в этом интервью еще раз поблагодарить всех и каждого, кто внес свой вклад в создание ролика с пожеланиями и поздравлениями, подготовленного для меня. Знаю, что желающих принять участие было еще больше. Поэтому – спасибо всем.

— Многие любят подводить итоги в юбилей. Если я попрошу вас назвать два своих главных достижения за 50 лет — одно в баскетболе и одно в обычной жизни, что вы ответите?

— Уф. На самом деле, нечестно выделять только две вещи. Но вы уже задали вопрос. Поэтому скажу, что в обычной жизни для меня главное, что я здоров и окружен людьми, которых люблю, и которые заботятся обо мне. Что касается баскетбола – за много лет в игре мне удалось выстроить хорошие отношения с множеством профессионалов. Приобрести друзей по всей Европе. С ними всегда можно поговорить или поделиться знаниями друг с другом.

— Кстати, баскетбол в вашей жизни был почти всегда. Сколько времени можете провести, вообще не думая о нем?

— Честно говоря, для тренера это очень сложно, почти невозможно. Не знаю ни одного из своих друзей-коллег, кто не думал бы о баскетболе сутками. У меня в голове постоянно такие мысли: а как вот эта задумка сработает в игре, а может, попробовать вот такую комбинацию? Плюс надежды на то, что моему штабу и игрокам удастся избежать проблем со здоровьем, и так далее. Конечно, есть моменты, когда я могу просто сесть почитать книгу, посмотреть кино, послушать музыку или отправиться в спортзал и потренироваться самому. Но все равно значительная часть моего мозга занята баскетболом. И когда я говорю баскетбол, я имею в виду не только происходящее на площадке. А еще и различные организационные моменты. В чем мы можем работать лучше как клуб, что нужно усиливать. В общем, много-много идей.

ЗА РУБЕЖОМ НУЖНО ВЫЙТИ ИЗ ЗОНЫ КОМФОРТА

— Сейчас игроки, выступающие в других странах, стали обычным явлением почти в любом виде спорта. Как и тренеры, хотя их, работающих за границей, куда меньше. Кому трудней?

— И у тех, и у других свои сложности, будьте уверены. Но игрокам еще и надо выходить на площадку и воплощать общие планы в жизнь, это делает их задачу еще более непростой. Требовательные тренеры, ожидания руководства и болельщиков – список можно продолжать. Но я не буду выделять кого-то, и говорить «Игрокам трудней» или «Тренерам трудней». Конечно, легионеру непросто, нужно постоянно мотивировать себя, поддерживать форму и физически, и психологически, и добавлять в командную игру свои сильные стороны. Но в то же время тренер, повторюсь, должен думать буквально обо всем – о том, что на площадке и за ее пределами. Поэтому у нас больше обязательств, зато игроки должны делать результат.

— В чем разница – работать дома или в другой стране?

— С точки зрения нашей профессии, думаю, это внутренняя дисциплина и ответственность, а также способность менять среду, в которой находишься. Я имею в виду, что основные параметры – площадка, мяч, игроки, тренировки, выезды, матчи – одинаковы, в какой бы стране ты ни жил. Все, что нужно, это работать в текущих обстоятельствах и давать результат, наилучший из возможных, на ежедневной основе. И если эта среда наполнена людьми, с которыми у тебя общие цели, они прекрасно понимают друг друга и принадлежат к одной культуре, это делает процесс намного проще. Так что нужно делать поправки с учетом страны, где ты находишься, и игроков. Не стоит забывать, что в любой команде вам предстоит иметь дело с 15-16 разными личностями. Их нужно приводить к общему знаменателю, чтобы у них общая цель стояла выше личных амбиций.

— Звучит серьезно.

— Кстати, для меня большая честь то, что почти все клубы, с которыми я работал, находились на вершине. Естественно, что и ожидания всегда были высокими. То же самое касается и моих игроков – для меня было настоящим благословением поработать с ними. Конечно, нелегко достигать совершенства, но кто сказал, что в жизни нам будет легко? У тебя всегда должен быть вызов, чем бы ты ни занимался.

— Есть ли у вас советы коллегам — как преуспеть в тренерской работе за рубежом?

— Не думаю, что тут есть какие-то универсальные моменты. Я бы сказал, что нужно доверять своим инстинктам и всегда быть готовым. Если хотите быть тренером, у вас должны быть ответы на любые вопросы. Надо понимать, как ваша команда может добиться максимума. Поэтому окружите себя единомышленниками, вам понадобятся их помощь и знания. И еще – понадобится выйти из зоны комфорта. Если вы готовы к подобному, тогда вперед.

ЦСКА ВСЕГДА БУДЕТ ПЕРВЫМ

— Если брать ЦСКА, то здесь работало уже немало иностранцев. Принимая предложение клуба, были готовы к тому, что болельщики и пресса неизбежно будут вас сравнивать, например, с Душаном Ивковичем и Этторе Мессиной, или с Дэвидом Блаттом, долго возглавлявшим сборную России?

— При всем уважении к ним, я об этом не думал. Это не моя проблема. Если бы я боялся, скорее всего, до сих пор сидел бы дома, а не вышел и вступил в бой. Соревнование – то, что постоянно увлекает меня. Не чувствую, что силы заканчиваются, или мое время на исходе. Так что сравнения с кем-то – не моя забота, я таким не занимаюсь. Если болельщикам интересно, пусть, на меня это не влияет. Я тот, кто я есть. Хотя это не значит, что я не восхищаюсь людьми, которых вы перечислили. Дуда (Ивкович – прим. Team Russia) мой большой друг, как и Дэвид, Этторе тоже великий тренер. Почему нужно сравнивать их с кем-то еще, в чем смысл? Чтобы написать статью? Хорошо, пишите, мне все равно.

— Тем не менее, работа в большом клубе всегда означает сильное давление. Как вы с ним справляетесь?

— Как я уже говорил, моя жизнь полна вызовов, и мне это нравится. Именно поэтому я работаю в клубе, который многого от меня ожидает. Но еще большие ожидания на себя я ежедневно возлагаю сам – как отец, как муж, как тренер, как человек. Нужно помогать обществу, в котором мы живем, стать лучше. И это то, чему я учу свою дочь и своих игроков. Да, это за пределами нашей профессии, но ожидания и давление я только приветствую. Еще раз – покиньте зону комфорта, держите удар. Что я делаю, чтобы расслабиться? Хожу в спортзал, читаю, слушаю музыку, общаюсь с людьми. Конечно, сейчас, в эпоху коронавируса, нужно жить более изолированно.

— Путь в спорт вы начинали, играя в детстве в футбол. Сейчас следите за ним?

— Нечасто, если позволяет время. Иногда хожу на матчи футбольного ЦСКА. Недавно болел за ребят в дерби с «Локомотивом», к сожалению, мы проиграли. А еще у меня есть друзья среди футболистов и тренеров. Мне было бы очень интересно, например, встретиться с топ-специалистами из футбола, поговорить на профессиональные темы, обменяться идеями. Если мы выслушаем друг друга, точно найдем много общего – подготовка, работа с игроками, восприятие и так далее.

— Кстати, футболисты и хоккеисты ЦСКА – частые гости на баскетбольных матчах, обратное тоже верно. Как относитесь к такой практике?

— Это определенно прекрасная идея. Я, кстати, хожу не только на футбол – на хоккее тоже бывал. Не могу представить себя болеющим за другую команду, хочу, чтобы армейцы побеждали во всех видах спорта. Поэтому мне нравится, когда представители других видов приходят на наши игры. В конце концов, мы представляем один клуб (переходит на русский). Большой ЦСКА. ЦСКА всегда будет первым!

ПЫТАЛСЯ УГОВОРИТЬ ДРУГА ОТКРЫТЬ В МОСКВЕ ГРЕЧЕСКИЙ РЕСТОРАН

— Вы уже говорили, что не раз посещали Россию и до того, как перейти на работу в ЦСКА, и поэтому культурного шока не было. А к чему оказалось сложнее всего приспособиться уже после переезда в Москву?

— Пожалуй, языковой барьер. Многие здесь не говорят по-английски, или не хотят говорить. Но мой второй язык – сербский, и он во многом похож на русский, это помогает мне больше понимать. После шести лет работы здесь я могу сказать, что понимаю значительно больше, чем могу сказать. Возможно, через год я уже смогу заговорить по-русски сам. Помимо этого, приспосабливаться было не к чему. Да, обычно иностранцы говорят про холод, плохую погоду, то и се. Но я об этом уже говорил – если вы готовы внести определенные поправки, то выходите и делаете, что должны. Холодно — значит холодно, жарко – значит жарко. Но нужно сохранять спокойствие и помнить о цели, к которой идешь. Обстоятельства могут влиять на повседневную жизнь, но не должны мешать достижению главных задач.

— Многим сложно адаптироваться к ритму жизни в мегаполисе, но вы, наверное, не из таких?

— Нет, потому что большой город предлагает больше возможностей. Можно посещать самые разные места – рестораны, музеи, театры, церкви, торговые центры, все, что вам по душе. Москва очень интересный город, красивый. Возможно, один из лучших в мире, а я посетил очень много разных мест.

— Чего человеку из Греции больше всего недостает в России?

— Москва может предложить почти все. Но, пожалуй, это вещи, связанные с едой – свежая рыба, свежие фрукты, и так далее. Хотя нам со временем удалось найти магазины и рестораны с греческими продуктами. В Греции, большой друг нашей семьи владеет рыбным рестораном, и летом мы часто проводим там время. Я пытался уговорить его открыть еще одно заведение в Москве, но знаю, что этого не произойдет. Кроме этого, наверное, живая греческая музыка – мы любим петь с друзьями.

— И наоборот — есть ли что-то, к чему вы привыкли именно здесь, и вам этого не хватает уже дома?

— Скажу, что Москва очень хорошо организованный город. И чистый – даже когда зимой идет снег, люди из коммунальных служб выходят на улицы и чистят их. С существованием такого порядка москвичей надо поздравить, городские власти хорошо работают. Еще здесь очень много парковочных мест даже в центре. Для Греции это нечто уникальное, у нас парковку действительно еще нужно поискать.

В МЕТРО ЗА ШЕСТЬ ЛЕТ СПУСКАЛСЯ ТОЛЬКО РАЗ

— В последнее время часто говорят, что столица сильно изменилась за 10-15 лет. Какие перемены вы бы отметили в первую очередь?

— Если не ошибаюсь, в Москву я впервые попал в 1992-м, почти 20 лет назад. Затем вернулся в 1995-м, и уже можно было видеть перемены. Тогда я был главным тренером ПАОКа, помню, как мы играли против «Динамо» с Дайнеко и Базаревичем. После этого я часто приезжал сюда. Одно из главных впечатлений – свет. В начале 90-х Москва была темной и мрачной, а постепенно стала очень светлой. Когда я приехал в 1999-м, это была настоящая «световая революция», огни вокруг. Но не поймите неправильно – мы всегда оставались в городе всего на пару дней, и мало что видели, кроме гостиницы и арены. Вот когда я приехал в Москву несколько лет спустя с «Панатинаикосом» на предсезонный турнир, у меня было больше времени, я смог сходить на Красную площадь, посетить некоторые музеи и рестораны.

— Понятно, что у баскетбольного тренера не так много свободного времени. Но когда оно есть, вы предпочитаете посидеть дома или пойдете гулять по городу?

— Зависит от обстоятельств. Сколько именно времени есть, утро сейчас, день или вечер. Обычно я предпочитаю заниматься спортом — беговая дорожка, плавание. После этого чувствую себя более здоровым и энергичным. Конечно, люблю проводить время с семьей, можно погулять, заняться шоппингом. Кроме того, в нынешнем году выдалась просто замечательная осень. До середины октября было очень тепло и солнечно, не припомню такого раньше. В такие дни мне очень нравится гулять вместе со своей немецкой овчаркой.

— У вас есть любимые места в Москве?

— Не буду оригинален и назову Красную площадь, она великолепна. Еще люблю, когда идешь по мосту и видишь Москву-реку и Сити – одна из красивейших картин. Если пройти дальше к улице 1905 года, увидишь гостиницу «Украина», тоже прекрасное здание. Я часто с друзьями арендую кораблик и катаюсь по реке, в Москве это просто обязательно надо сделать.

— Сколько раз за шесть лет спускались в метро?

— Один, когда мы торжественно открывали станцию ЦСКА в феврале 2018-го. Вообще, я бывал в подземке несколько раз еще до переезда в Москву. Но сейчас ей не пользуюсь.

ЗВАЛИ В СБОРНЫЕ ГРЕЦИИ И СЛОВЕНИИ

— Вы работаете в офисе клуба на арене имени Александра Гомельского, и выигрывали приз его имени, вручаемый лучшему тренеру Евролиги. Ваше отношение к легенде советского и российского баскетбола?

— У меня есть небольшая история про меня и Гомельского, которую хочу рассказать. Это было в 1995-м, когда я впервые приехал в Москву главным тренером. Мой ПАОК встречался с «Динамо», а Гомельский комментировал тот матч для телевидения. Играли на арене ЦСКА, а комментаторские позиции располагались ближе к гостевой скамейке. Гомельский сидел там среди журналистов. Мы по ходу встречи проигрывали «-15», тогда я перешел на расстановку «1-3-1», передвинув легкого форварда Предрага Стояковича на четвертый номер. И мы стали играть «зону», чтобы остановить быстрое нападение «Динамо». Разницу в счете удалось сократить, но в концовке мы проиграли (62:65). После матча я шел по направлению к раздевалке, когда Гомельский остановил меня, взяв за руку, и спросил: «Сколько вам лет?». Я ответил: «Мне 25». Тогда он воскликнул: «Ого, у вас блестящее будущее, молодой человек!»

После этого, мы встречались еще несколько раз. Например, на вечеринке Евролиги на московском «Финале четырех» в 2005-м, когда я был помощником главного тренера «Панатинаикоса». Я напомнил Гомельскому ту историю, мы еще немного об этом поговорили – он, я и Желько Обрадович. Мне на самом деле очень приятно, что у меня была возможность лично познакомиться с Гомельским, это честь для меня. Я от всего сердца делюсь этими воспоминаниями с вами и читателями.

— Совсем недавно была очередная годовщина победы сборной СССР на Олимпиаде в Мюнхене. Смотрели посвященный этому фильм «Движение вверх»?

— Пока нет. Но он есть у меня на диске, один из друзей подарил. Обязательно посмотрю.

— В молодости хорошо знали советский баскетбол?

— Когда мне было 17, в Пирее проходил чемпионат Европы, и Греция дважды играла против СССР (проиграв в группе, хозяева турнира в невероятном финале взяли реванш у советской сборной в овертайме, 103:101 – прим. Team Russia). Это было поколение таких игроков, как Никос Галлис, Панайотис Яннакис, Панайотис Фасулас, Владимир Ткаченко, Сергей Йовайша и других (Галлис в решающем матче набрал 40 очков и был выбран MVP турнира – прим. Team Russia)

— Кого бы включили в топ-5 игроков из нашей страны за всю историю?

— Если говорить про советский период, это Арвидас Сабонис – своей игрой он вдохновлял многих игроков, был для них живым примером. Назову еще одного литовца Шарунаса Марчюлениса, он здорово играл. Иван Едешко и Сергей Белов точно среди лучших. А из современных российских игроков обязательно надо включить Андрея Кириленко.

— Турниры с участием сборных — Олимпийские игры, Кубки мира — в чем их главное отличие от матчей клубов?

— Для меня это совершенно разные вещи. Международные турниры идут один месяц. За него нужно сыграть семь-девять матчей, около того. А клубный сезон это марафон. Почти 10 месяцев работы, намного больше матчей – больше 70, если команда доходит до финалов. И подход к подготовке тоже совсем другой.

— Есть ли у вас интерес когда-нибудь поработать в национальной команде?

— Мы не можем знать, что произойдет в будущем. Раньше у меня были хорошие предложения из национальных команд, мне даже предлагали возглавить сборную Греции. У нас была встреча с Георгиосом Вассилакопулосом (глава греческой федерации — прим. team Russia) и президентом ЦСКА Андреем Ватутиным, но ничего не вышло. Также известный факт, что у меня были переговоры с представителями федерации Словении. Но сейчас подобное невозможно из-за текущей ситуации с мировым календарем и окнами на игры сборных, моими обязательствами перед клубом и так далее. Сейчас часто бывает так, что мы играем в Евролиге за день до матчей национальных команд или даже одновременно с ними. Но я ни от чего не зарекаюсь – никогда не угадаешь, как будет складываться твоя жизнь.

Поделиться с друзьями

Комментарии

  1. Диметрис, спасибо за ваш титанический труд. Вы лучшее что было у ЦСКА за последние 10 лет, здоровья вам удачи, вам и вашей семье.

Видео

Подпишитесь на рассылку,
чтобы быть в курсе
свежих новостей!


Спасибо!теперь вы подписаны
на наши новости.

Пожалуйста, подтвердите вашу почту пройдя по ссылке из письма.
Перейти к верхней панели