Обратная связь

Мария ЛАСИЦКЕНЕ: «ТЕМЫ МИРОВОГО РЕКОРДА ДЛЯ МЕНЯ НЕ СУЩЕСТВУЕТ»

Двукратная чемпионка мира в прыжках в высоту - о чемпионате мира в Дохе, любимом виде отдыха и подписках в Инстаграм.

Наше интервью с Марией Ласицкене проходило во время фотосессии. Не будем раскрывать всех секретов, но на ней Мария в форме национальной команды и с российским флагом – так, как давно хочет она сама и как мечтают болельщики. До чемпионата мира на тот момент оставалось еще достаточно времени, вопрос о статусе РУСАДА так остро не стоял и даже была небольшая надежда, что уже в Дохе мы будем, пусть и в усеченном составе, но все же полноправными участниками. К сожалению, этого не случилось.

Впрочем, даже на момент интервью сама Ласицкене на перспективу восстановления смотрела скептически: «К Дохе флаг нам не вернут, — сказала мне Мария. — Печально, но там мы будем выступать в нейтральном статусе. Уже было много на этот счет сказано слов, но мы готовимся и знаем, что за нами целая страна, которая знает кто мы, откуда мы и на что мы способны. Это действительно сложно, но это нас не убьет».

И все же разговор с победительницей финала «Бриллиантовой лиги» мы начали с самого процесса фотосъемки, который Маша, как она сама признается, не очень любит.

КОСИЧКИ, ПРОГУЛКИ И СОН

– Я научилась себя настраивать на такие вещи, как фотосессии и интервью, — рассказывала спортсменка. — Если знаю, что завтра пресс-конференция или день, в котором будет много общения, как сегодня, то просто готовлю себя к тому, что это нужно делать. Говорю себе, что это тоже часть большого спорта, в которую нужно вкладываться не результатом, а своим лицом. Какие бы чувства я по этому поводу ни испытывала, какой стеснительной ни была, я понимаю, что для своей карьеры полезно не только прыгать.

– А вы на результат своего труда потом смотрите? Открываете газету с материалами о вас?

– Сейчас уже наступило такое время, когда мы просим прислать материал перед публикацией. А то бывает всякое…Поэтому я вижу материалы до, а потом уже не перечитываю, поскольку знаю, что там все так, как я сказала. Впрочем, я и прыжки- то свои не пересматриваю.

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Однажды он вернётся. Всех с праздником 🇷🇺 / Russia’s National Flag Day 🇷🇺 #trackandfield #highjump #russia #flag #cska

Публикация от Мария Ласицкене (@lasitskene.maria)


– Кто-то хранит вырезки своих материалов

– Нет, это время точно прошло. Я в детстве вырезала из газеты материалы о себе, собирала их, они сейчас лежат в Прохладном. Но как-то это время резко и быстро закончилось. Может быть, потому, что сейчас совершенно другое время и все это есть в архивах интернета. За несколько кликов можно найти материал о себе. Если честно, я не люблю возвращаться в тот день, когда было интервью. Потому что для меня каждый такой разговор – это выворачивание себя наизнанку, и опять думать: «ой, а тут я так сказала, а тут так» – нет желания. К счастью, мой муж – профессиональный журналист, и, если нужно, все мне расскажет и подскажет в этих вопросах.

– Не секрет, что многие легкоатлеты перед началом соревнований досконально продумывают свой образ. У кого-то — розовые волосы, у кого-то яркий маникюр. Это ваша история?

– Настолько досконально — нет. Я часто не знаю, что у меня будет на соревнованиях, поэтому все происходит за час до выхода. Все зависит от настроения – например, хочется ли мне заплетать косички? Иногда мне настолько лень это делать, что я просто собираю волосы в хвост и выхожу. Каких-то ритуалов вроде того, что: если я заплету косички, то все будет так и так – нет. И никогда не будет. Каждый день разный, каждый день я разная и надеяться на какой-либо волшебный обряд – это все равно, что ставить барьер перед собой. Поэтому я открыта любому дню, любому часу.

А с точки зрения подготовки к старту. Есть какая-то традиционная схема дня?

– Да, и она очень интересная (смеется): завтрак, потом сон, обед, затем снова сон, час на подготовку и выход. Если говорить о заграничных стартах, мы прилетаем, как правило, за день. И тут опять же все по настроению — я слушаю свой организм. Иногда мне хочется гулять – я иду гулять. Могу гулять два часа, не беспокоясь о своих ногах. Иногда мне ничего не хочется, я иду на завтрак, а потом действительно иду спать, просыпаюсь по будильнику на обед, обедаю и опять иду спать. И меня это абсолютно устраивает, я нисколько себя не корю за то, что я сегодня не двигалась, не разминалась.

– Сон – это способ абстрагироваться психологически или это именно физический отдых?

– Это лучший способ восстановления, и вообще одна из лучших вещей, которая происходит в жизни (смеется). У меня много перелетов, много эмоциональных и физических перепадов для организма. Во время сна это все уходит, испаряется. Поэтому для меня очень важно высыпаться или хотя бы какое-то время просто полежать.

– А всякие разные способы восстановления вроде бочек со льдом и прочие процедуры используете?

– Нет, в нашей практике этого нет. Так получилось, что с раннего возраста я так не восстанавливалась. Был период массажей, но мы пришли к тому, что мой организм восстанавливается сам. Нагрузки такие, что он успевает перестроиться и войти в ритм соревнований.

ЧЕМПИОНАТ МИРА, ФЛАГ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

– Бегуны на длинные дистанции жаловались, что им пришлось перестраивать всю программу подготовки к предстоящему чемпионату мира в Дохе, который пройдет в сентябре. Вы сильно меняли тренировочный процесс?

– Для стайеров это действительно очень тяжело. Я же привыкла к долгим, длинным и частым стартам – это видно по моим предыдущим сезонам. Поэтому большого количества стартов мы не боимся, и готовы к ним. Мой тренер Геннадий Габрилян готов распределять нагрузку так, чтобы меня на сезон хватило. Поэтому, когда мы узнали даты чемпионата мира, никакой паники ни у меня стороны, ни у тренера не было. Это опять же определенный опыт, определенное понимание того, на что мы способны, проверка на доверие, в конце концов. Я с Геннадием Гариковичем ни в коем случае не спорю о том, какая у нас сейчас подготовка, молча выполняю все, что нужно, и знаю, что будет результат. Печалиться, спорить, говорить о том, что о нас не думают, что была выбрана страна с такими сложными погодными условиями – поздно и бесполезно. Нужно просто настроиться и выжать из себя все, что можно, чтобы достойно выступить.

– Насколько перестройка сезона действительно грандиозная? Ведь многим кажется, что вас можно разбудить в 8 утра, вы встанете и прыгнете 2,00.  

– Перестройка заключается в том, что сезон очень длинный и протянуть свою пиковую форму очень сложно. Поэтому многие разделили свой сезон на два пика. И у нас сейчас в августе было затишье, а в сентябре я – снова выступление на международных соревнованиях. Это действительно большая перестройка. Мой организм в августе просто не понимал, где те эмоции, тот адреналин, к которому я привыкла, мы ведь всегда специально распрыгивались под этот период. Но на то это и спорт, что не надо ни к чему привыкать. Всегда может что-то случиться, и к этому надо быть готовым.

Вы загадываете какую-то высоту, на которую должны прыгнуть в Дохе? Есть ли план?

– Нет, у нас в принципе такая система, что мы не загадываем ни высоты, ни места. Мы загадываем здоровье и желание достойно выступить. Потому что будет желание – будет форма, будет результат. Ставить самим себе какой-то барьер в виде места и результата – не имеет смысла. Надо просто ехать, выступать и получать удовольствие.

Команда России на чемпионате мира вновь будет немногочисленной, и на вас вновь будет очень много надежд. Это давит?

– Безусловно, это огромная ответственность, которая ложится на плечи. Я это прекрасно понимаю. Стараюсь ничего не читать, хотя знаю, что в СМИ появятся материалы вроде «Чего ждать от спортсменов?», «На кого смотреть?». Я на этом не заостряю внимания. Я сердцем понимаю, что будет много болельщиков, которые будут на меня смотреть и это подстегивает. Но сильно в этом копаться, забивать голову тем, что на меня смотрит весь мир, что от меня многого ждут, нельзя. Я буду спокойно готовиться, спокойно слушать то, что говорит мне тренер. Его слова для меня всегда первостепенны. Хорошо, что много пишут про легкую атлетику, про меня – я это приветствую, но хочу, чтобы это влияло на меня только положительно. А для этого, нужно чуть-чуть придержать эмоции.

ХОЛОД, РЕКОРД И ОЛИМПИАДА

– Какая у вас любимая погода для соревнований?

– Лучше тепло, чем холодно. Лучше даже жарко – я потерплю, но только не холод. Это касается и жизни, и спорта. Я вспоминаю старты, во время которых прыгала в холод, и меня до сих пор передергивает. В такую погоду мой организм затвердевает, ничего не хочет, и нужно потратить много сил, чтобы его разогреть. Когда жарко тоже сложно — ты, наоборот, немного кислый. Но взбодриться обычно легче.

Существует ли для вас тема рекорда?

– Нет. 2,06 или 2,10 – это очень много для высотника. Не хочу заострять на этом внимание. Нужно быть сконцентрированным на своем результате, работать и, если так нужно будет, то придет и лучший день, и лучший момент. Мы иногда прыгаем на стартах эту высоту, чтобы мой организм в принципе услышал и почувствовал, что туда можно и нужно забираться. Это входит в нашу подготовку, но голову я себе этим не забиваю.

– А забиваете ли себе голову какими-то титулами? К примеру, стать олимпийской чемпионкой?

– Вообще про Олимпиаду сейчас не думаю – сейчас не до нее. Впереди ведь чемпионат мира.

То есть, у вас нет плана личного развития, условно, до 2030 года?

– Развитие заключается в том, чтобы становиться лучше технически и по результату. Если будет высокий результат – будут титулы, достижения, интервью. Все зависит от результата, поэтому моим единственным настроем является именно результат.

Вы неоднократно говорили, что у вас с Геннадием Гариковичем особенная подготовка, отличающаяся от других спортсменов. Вы что-то изучаете помимо того, что говорит тренер, лично для себя. Или безусловно ему доверяете?

– Ничего технического не изучаю, не пересматриваю, не смотрю на других, меня это очень сбивает. Если тренировка была три часа назад, то я про нее уже забыла. Это система нашей подготовки: я из тех спортсменов, кто смотрит в глаза тренеру, слушает каждое слово и шорох, выполняет то, что сказано и верит в успех. Наша подготовка основана на полном доверии. При этом выходя из манежа, я иду к мужу, мы едем в кино или гулять. Я точно знаю, что Геннадий Гарикович знает ответы на все вопросы и если ему захочется, чтобы я что-то узнала, он мне это скажет, и мы будем вместе искать источники. К примеру, новое упражнение для укрепления шеи, для здоровья. Мой тренер знает меня от и до.

– В вашей подготовке есть место экспериментам?

– Сейчас их нет. Есть система, которая работает. И мы ей доверяем. Эта система и есть Геннадий Гарикович. Он – профессионал, знает, что нужно мне, что нужно для прыжка, и мы просто все выполняем. Я не знаю можно ли назвать экспериментом, когда Геннадий Гарикович во время тренировки может изменить намеченный план и сказать: «Нет, второй час мы сделаем по-другому».

А пошутить можете? Или все очень серьезно?

– Серьезно только, когда я иду готовиться к прыжку. Между прыжками мы можем говорить о чем угодно. К примеру, о музыке. Геннадий Гарикович любит музыку, он может рассказывать, что нового он нашел. А я могу рассказывать про своего кота. То есть мы разговариваем о повседневных вещах. Если вы придете на тренировку, то вы увидите, что мы даже не разговариваем о прыжке. Я прыгнула – и забыла, что я прыгнула. Потом свободно болтаю. Затем, снова пошла на свою точку, все установки проговорила и вперед – за дело. Вся тренировка построена на этом. Шутки-прибаутки, наоборот, только приветствуются.

ФАНАТ ОДЕЯЛА И ПОДУШКИ

– Немного о девичьем. Насколько история про «накраситься и выгулять красивое платье » — про вас?

– Я себя за это ругаю, потому что мне иногда лень это делать. Мне бывает проще надеть джинсы и толстовку, так как комфорт важнее. Бывает, когда мы выходим в театр или в кино, я могу что-то подобное сделать. Но тоже по настроению и бывает такое, что неохота.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

🌃🏙

Публикация от Мария Ласицкене (@lasitskene.maria)

– А что насчет шопинга?

– Это больше любит мой муж. Мне нужно четко знать, что мне нужно. А то я могу долго ходить, все пересмотреть и в итоге уйти ни с чем.

Шопинг как способ расслабиться и снять стресс вам не подходит?

– Мы тренируемся в ЦСКА, рядом с огромным торговым центром, там можно очень долго ходить и ты даже половины не пройдешь. Я могу пойти туда просто погулять. В последнее время я полюбила магазины, в которых продаются аксессуары и предметы для дома.

Это связано с появлением семьи?

– Думаю, да. В моих подписках в Инстаграме появилис различные дизайнерские аккаунты. Мне нравится рассматривать дизайн-проекты, интерьерные штучки — свечи, подносы, подушки.

Что-то еще в вас изменилось в связи с замужеством?

– Могу спокойно погладить рубашку, окно помыть. Но я бы не сказала, что что-то в принципе изменилось кардинально.

Нравится делать что-то из этого?

– Нравится, потому что, когда Владас говорит, например: «Спасибо, любимая, было очень вкусно» – это приятно, к этому хочется возвращаться и делать еще и еще, делать какие-то блюда, делать так, чтобы в доме было чисто.

Геннадий Гарикович – фанат музыки. А вы фанат чего?

– Я – фанат одеяла и подушки (смеется). Но если серьезно, я ни к чему не отношусь с фанатизмом. Если мыслить такими категориями, то я не черная и не белая – я серая. Иногда могу послушать музыку, иногда почитать книги – у меня все волнами. Сейчас я, например, читаю – мне не хочется слушать музыку. Недавно было наоборот. То есть я прислушиваюсь к тому, что нужно моему организму.