Обратная связь

«На первых Играх чувствовала себя как в Голливуде». Истории от Елены Замолодчиковой

Во второй серии проекта «Пять колец, пять континентов» мы рассказали вам об «Олимпиаде тысячелетия», прошедшей в Сиднее почти 20 лет назад. А теперь о тех осенних днях 2020 года портал Team Russia попросил вспомнить Елену Замолодчикову, выигравшую в Австралии две золотых медали.

Пять колец, пять континентов. Сидней-2000

Тогда, в 2000-м, у нас в сборной по спортивной гимнастике собрался настоящий «Дрим Тим» — Алексей Немов, Светлана Хоркина, Алексей Бондаренко, Екатерина Лобазнюк, Елена Продунова, и, конечно, Замолодчикова. Все они приехали домой с медалями Игр. Спустя два десятилетия Елена рассказала:

  • как сборная готовилась к Играм, и в чем была ее уникальность,
  • как допустила детскую ошибку в личном многоборье на вольных упражнениях, а потом взяла в них же золото,
  • как встретила на Играх 18-й день рождения
  • почему не смогла бы возвращаться домой два месяца, как советские спортсмены в 1956-м,
  • и почему перенос Олимпиады-2020 не помешает лидерам нынешней сборной России.

Ничего не поделаешь – сидим дома

— Какие коррективы внес в вашу жизнь распространившийся по планете коронавирус?

— Безусловно, приятного мало. Сначала было некое разочарование — как же так, отменили все наши соревнования. Я работаю тренером, у нас впереди было первенство России. И девчонки готовились, и мы много работали. Но потом пришло осознание, что все сделано правильно, и здоровье людей превыше всего. Сейчас главная задача — чтобы все это быстрее закончилось, как страшный сон.

— Какой у вас сейчас распорядок дня?

— Как любой порядочный гражданин, я сижу дома, стараюсь выходить только до магазина в соседнем здании. 30 метров и обратно. Полностью соблюдаю самоизоляцию. Хотя, конечно, мне очень жаль спортсменов — такой длительный перерыв для кого-то может оказаться решающим. Кто-то, возможно, не вернет себе такую форму, какая была до всей этой ситуации. И я говорю даже не о спорте высоких достижений, а о резерве. Или о тех ребятах и девчонках, которые просто занимаются в спортивных школах.

— Как спасаетесь?

— Если у кого-то есть возможность выехать на дачу, позаниматься просто на турнике — это уже большой плюс. Но большинство все-таки сидят по домам. Делают зарядку, разминки, упражнения на растяжку, но для спортивной гимнастики это, конечно, катастрофически мало. Как и для многих других видов спорта. Но ничего не поделаешь — сидим.

— Со своими учениками поддерживаете связь, сейчас модно устраивать занятия по видео?

— Да. У нас не каждый день, но проводятся видеотренировки. Хотя и этого, конечно, не хватает. У большинства есть для занятий лишь 15-20 квадратных метров, а для нас это возможность проводить только какие-то общефизические упражнения. Но как можем, подстраиваемся под существующие условия, пишем задания спортсменам. Что получится — увидим уже после окончания карантина.

— Олимпийские игры в Токио перенесли на год. Как это скажется на нашей сборной, которая в последнее время выглядит здорово, особенно мужчины — Никита Нагорный, Артур Далалоян?

— Не думаю, что отрицательно. Ребята молодые, настроены на победы. Уверена, что если бы Игры прошли в нынешнем году, они бы все равно продолжили карьеру. Поэтому перенос Олимпиады считаю верным решением, было бы хуже, если бы ее вообще отменили. Вот это была бы катастрофа. А перенос нашим ребятам не помеха. Они молодые, амбициозные, все у них будет хорошо.

В пути на Олимпиаду провели примерно 30 часов

— А теперь – к Играм 20-летней давности. Как чувствовали себя внутри той сборной, которая принесла стране больше всех медалей в Сиднее – по пять золотых, серебряных и бронзовых?

— Я до сих пор считаю, что мне очень повезло оказаться в то время и в той команде, горжусь, что я была ее частью. На мой взгляд, все девчонки и ребята у нас были очень разноплановыми. Такие легенды, как Алексей Немов, Светлана Хоркина. Она была особенная, очень выделялась на помосте, и это, конечно, шло в плюс всей сборной. Еще была Елена Продунова, у которой были оригинально составленные программы с очень высокой сложностью, Екатерина Лобазнюк… Каждая из нас была личностью, поэтому коллектив был очень интересный. И мы ехали в Сидней, прежде всего, за победой в командном многоборье. Но немного не сложилось.

— К этому мы еще вернемся, а пока давайте через два десятилетия вспомним — как вы готовились к этим Играм?

— Как и обычно бывает перед очень ответственными соревнованиями. Много тренировок — обычные тренировки, контрольные тренировки, модельные тренировки, когда мы на базе воспроизводили будущие соревнования, исполняли свои комбинации. Целенаправленно готовились, и очень хотели побеждать.

— Тогда база у сборной была прежняя, «Озеро Круглое»?

— Да, но сейчас и 20 лет назад это как будто два разных объекта. Тогда на «Круглом» было две гостиницы для спортсменов, гимнастический зал и бассейн. Сейчас я, помимо прочего, являюсь судьей международной категории, и меня иногда приглашают судить контрольные тренировки. Так вот, порой, приезжая на базу, я ее не узнавала (смеется). Построили еще несколько гостиничных корпусов, один, в котором жили мы, полностью перестроили. Появился еще один бассейн. Конечно, для спортсменов там сделано очень много.

Елена Замолодчикова. Фото Getty Images

Елена Замолодчикова. Фото Getty Images

— Австралия — другой конец света. Сколько времени заняла дорога?

— Из Москвы мы летели около 10 часов до Японии, потом еще часов восемь провели там в аэропорту, затем отправились в Мельбурн, где сделали еще одну пересадку. В общей сложности добирались около 30 часов. Но это, я считаю, нормально, в таких условиях были не только мы, а все спортсмены из Европы.

— Как прошла акклиматизация? В Сиднее гимнастическая программа начиналась уже через день после торжественного открытия соревнований.

— Мы прилетели на Олимпиаду заранее, и провели двухнедельный сбор в Аделаиде. И заезжая в олимпийскую деревню, команда уже была полностью готова и мотивирована на борьбу. Проблем со сном или усталостью к этому моменту не было ни у кого. Церемонию открытия Игр смотрели по телевизору. И не потому, что тренеры не отпустили — мы и сами понимали, что послезавтра уже квалификация. А открытие проходит поздно, причем парад атлетов — в самом конце. И пока спортсменов соберут на арене, пока после церемонии решат различные организационные моменты. Поэтому возвращаться домой приходится поздно, и для тех, кто выступает на следующий день, это не очень удобно. И мы приняли решение вместе с тренерами, что на открытие не пойдем.

Второе место в командном турнире было для нас трагедией

Любые соревнования по спортивной гимнастике начинаются с квалификации. Что она вам показала?

— Конечно, не все получилось так, как мы планировали, но все-таки соревнования есть соревнования. В целом, мы были довольны, основные задачи мы выполнили. Попали в финал командного многоборья с первым результатом, выбрали всю квоту в личном многоборье и финалах на отдельных снарядах. В общем, все пока шло по плану, пусть и не по максимуму. Но ничего из ряда вон выходящего.

— Мы уже говорили, какая сильная у нас тогда была команда. Но у Румынии, победившей в командном многоборье, она оказалась еще мощнее. Согласны?

— Безусловно, румынки были нашими главными конкурентками. Мы тогда и соревновались с ними на помосте, и дружили за пределами зала. Финал у нас как-то не сложился. Наверное, мы слишком сильно хотели победить именно в команде. И это помешало, потому что каждая из девчонок совершила по ошибке. Мы перенервничали. Выходя на последний снаряд, понимали, что проигрываем, и нужно сделать все максимально хорошо. Мы собрались и сделали, но этого оказалось недостаточно. Предыдущие помарки не позволили стать первыми. Вообще, очень тяжело об этом вспоминать, потому что именно тогда мы, конечно, должны были выигрывать. И тяжело было взять себя в руки и выступать дальше. Потому что это второе место мы воспринимали как проигрыш. Это была трагедия. Мы приехали в олимпийскую деревню, все разошлись по своим комнатам, никто ни с кем не разговаривал, настроение было просто никакое.

— А в личном многоборье случилась та знаменитая история со снарядом на опорном прыжке, который установили на пять сантиметров ниже положенного. Да еще и обнаружили это только к середине соревнований, когда очень многие спортсменки уже упали и сорвали свои попытки.

— Никак не могу понять, как такое могло произойти на Олимпийских играх. Все-таки это главный старт для каждого спортсмена, а также для международной федерации и МОК. И организация должна соответствовать статусу. Скорее всего, дело в человеческом факторе — не думаю, что это было сделано умышленно, просто чья-то оплошность. Со стороны я сама это не видела, потому что была на других снарядах. У меня опорный прыжок шел последним, и к тому моменту все уже обнаружилось.

— Всем спортсменкам предложили выполнить свои попытки повторно. Понимаете Хоркину, которая от этого права отказалась?

— Мне сложно говорить за Свету, почему она отказалась, как это было. Но я могу понять ее эмоциональное состояние — ведь она приехала на турнир одним из фаворитов, должна была выигрывать многоборье, и тут вот такая ситуация. Сама я в такие обстоятельства не попадала — может, я бы и перепрыгнула, потому что это еще один шанс. С другой стороны, есть очень много факторов — сумма баллов, состояние спортсмена. Каждый должен решать, целесообразно ему прыгать еще раз, или нет. Спортивная гимнастика — координационно сложный вид спорта, и для каждого подхода нужна максимальная концентрация. Кто-то чувствует в себе силы переделать, кто-то нет.

— В финале личного многоборья вы стали пятой, отстав от бронзового призера на 0,15 балла. Чего не хватило?

— Не получились вольные упражнения, в которых я потом стала чемпионкой в отдельных видах программы. Я не сделала очень простой, самый обыкновенный элемент. Даже не предполагала, что так может получиться. Наверное, сказалось напряжение, ведь Олимпийские игры есть Олимпийские игры. Значит, мне не суждено было стать в этом виде олимпийской чемпионкой. Ведь вольные упражнения — это не бревно, не брусья, там все-таки ограниченное пространство. До сих пор не понимаю, как это произошло. Безумно обидно, но что ни делается, все к лучшему.

Самый запоминающийся день рождения в жизни встретила на Олимпиаде

— Что говорили тренеры по ходу турнира? Были разборы полетов?

— Я, честно говоря, не помню, чтобы нас особо «грузили». Не было каких-то собраний, никто не говорил нам, что мы такие-сякие. Мы работали в зале, и видимо, тренеры сами все видели.

Елена Замолодчикова. Фото Getty Images

Елена Замолодчикова. Фото Getty Images

— И в итоге вы выиграли два олимпийских золота на отдельных снарядах — в опорном прыжке и тех же вольных упражнениях.

— Вот в этот день все сложилось. Естественно, это результат долгих тренировок, подготовки. Это же не так, что ты пришел и в один день все выиграл — мы долго к этому шли, обкатывали свои программы на чемпионатах мира и Европы. Вот так все и получилось. Я выиграла первый и последний вид программы. И на этот раз в вольных упражнениях было выступать проще, ведь одно олимпийское золото у меня уже было. Волнения было меньше.

— Между прочим, прямо на время Олимпиады пришелся ваш 18-й день рождения. Как его провели?

— Для меня тогда это не было поводом для какого-то праздника, потому что на первом месте были соревнования. Но мне было приятно, что меня поздравили и девчонки, и мой тренер Надежда Масленникова — прямо на арене перед финалом командного многоборья. Я не ожидала, думала, что все это будет после. Не ждала такого внимания в день важного старта, думала, что всем будет не до меня (улыбается).

— Это самый запоминающийся день рождения в жизни?

— Безусловно. На другом континенте, на Олимпийских играх. Не каждый может похвастаться, что такое было в его жизни.

Самые теплые олимпийские воспоминания – от Сиднея

— Что еще осталось в памяти от первой Олимпиады в карьере?

— Конечно, у Игр своя особая атмосфера. Представьте — вы молодой спортсмен, едете на такие соревнования, подходите к домику, где будете жить, и видите такую легенду, как Александр Карелин. Вообще чувствовала себя как в Голливуде, столько звезд вокруг было. Карелин, Попов — кумиры, с которыми даже не думала, что окажусь рядом. А тут они ходят рядом, здороваются. Это было поразительно. Вообще Олимпиада — это знакомства, компании, общение.

— Каким запомнили Сидней?

— В Австралии в середине сентября весна — все вокруг такое зеленое, красивое, солнышко светит. Было настолько тепло и уютно! Я впоследствии побывала на многих Олимпиадах в качестве и спортсмена, и зрителя — и у меня самые теплые воспоминания именно о Сиднее. Может, из-за погоды, может, из-за того что я выиграла две золотых награды. Мне там было очень комфортно.

Елена Замолодчикова на Играх в Афинах. Фото Getty Images

Елена Замолодчикова на Играх в Афинах. Фото Getty Images

— Какой была олимпийская деревня в 2000-м?

— Двухэтажные домики, очень удобные. В каждом было несколько комнат, в которых мы жили по двое. Телевизоров и ничего такого не было. Все просто, но уютно. С соседями нам повезло, вокруг были только российские спортсмены — все ответственные. Никто не шумел, все понимали, кому когда выступать. Конечно, была столовая, она работала круглосуточно.

— Многие спортсмены называют именно столовую центром деревни, говоря, что это главное для всех место встречи.

— Да, совершенно верно. Спортсмены же обычно живут блоками по странам, а в столовой можно встретить кого угодно, пообщаться, кофе попить. Это очень правильно придумано. Еще одна особенность Игр — можно поболеть за друзей, за соотечественников из разных видах спорта не по телевизору, а вживую. Я ходила поддержать, например, фехтовальщицу Татьяну Логунову, девчонок из синхронного плавания. Можно помахать российским флагом, покричать. Такие сильные эмоции, очень приятные.

В олимпийскую деревню приехали на полицейской машине

— Запоминающиеся случаи на Играх были?

— Была забавная история уже после соревнований. Хотя, когда все произошло, нам было совсем не весело, это уже теперь, вспоминая ее, мы всегда смеемся. Мы с девчонками из команды пошли в Сиднее за покупками и прогуляться по городу. И одна из нас благополучно забыла в каком-то магазине свою олимпийскую аккредитацию. Когда пришло время возвращаться в деревню, мы подходим к автобусу и понимаем, что документа нет. Мы попытались пойти обратно, а магазины уже закрыты. Тогда решили обратиться к полицейским на улице. Английский у всех был на уровне школьной программы, но нам в итоге удалось объяснить, что случилось. И нас отвезли… в участок. Приняли нас очень тепло — сделали фотографии, все записали, и доставили домой на полицейской машине. Аккредитацию вернули на следующий день. Конечно, сначала мы перепугались, но в итоге вышло забавно, есть, что вспомнить.

— Что еще видели в Сиднее, кроме арен и полицейского участка?

— Мы, например, ездили в зоопарк. Там удалось сфотографироваться с коалой, посмотреть на кенгуру. У них был такой специальный открытый вольер, где они бегали, а мы их видели достаточно близко. Посмотрели на знаменитый оперный театр, на мост Харбор-бридж. Скучно нам точно не было.

— Много времени было отметить свои победы?

— У нас соревнования получились достаточно длинными. Потом было два с половиной дня, и надо было собираться и уезжать, мы не оставались в Сиднее до конца Игр. Поэтому мы, конечно, немного порадовались, а потом надо было уже паковать вещи и готовиться к отъезду. Нас поздравляли от ОКР, зачитали нам телеграмму от президента страны. В общем, все по-доброму, без банкетов.

— В 1956 году советские атлеты из Мельбурна сначала почти месяц плыли на корабле до Владивостока, а затем еще ехали через всю страну на поезде, где на каждой станции их торжественно встречали. Не жалеете, что вам не удалось испытать подобного?

— Вы знаете, нет. Не знаю, как тогда у спортсменов хватило сил на такое путешествие. Просто когда я закончила выступления на Олимпиаде, была опустошена и морально, и физически. И даже до конца не осознавала произошедшее. Наверное, я так долго к этому шла, что очень хотелось быстрее попасть домой и выдохнуть.

— Согласны с теми спортсменами, которые говорят, что нужно время, чтобы почувствовать себя олимпийским чемпионом?

— Конечно, это так и есть. Но постепенно начинаешь привыкать — все вокруг тебя поздравляют, зовут на разные мероприятия, президент приглашает в Кремль, где вокруг великие люди. И осознаешь. В общем, мы прилетели, нас поздравили, и все — дальше тренироваться.

Перейти к верхней панели