Обратная связь

«На премию от победы в Калгари-1988 купил бордовую «девятку». Интервью Сергея Светлова

Олимпийский чемпион-1988 и чемпион мира в интервью Team Russia рассказал, как переносит разлуку с семьей, почему отказался от карьеры в НХЛ и сколько денег получил за победу на Играх в Калгари.

Самоизоляция у меня проходила в Сочи, — начал рассказ Светлов. — В этом курортном городе у меня есть квартира. Время протекает довольно  однообразно: сижу дома или выбираюсь в ближайший продуктовый магазин. Будни скрашивают изумительный морской воздух и хорошая погода, установившаяся в последние дни.

СЧИТАЮ ДНИ ДО ВОССОЕДИНЕНИЯ С СЕМЬЕЙ

— В Краснодарском крае приняты весьма жесткие ограничительные меры для гостей из других регионов.

— Мне повезло, и я вернулся домой еще до того, как были введены пропуска – 18 марта. Сейчас, чтобы осуществить въезд и выезд из города надо оформлять специальные бумаги. Слава богу, в конце мая пандемия пошла на спад и есть надежда, что скоро наша жизнь вернется в привычную колею: заработают все гостиницы, рестораны, на набережных и пляжах появятся люди. Мы все истосковались по нормальному человеческому общению.

— Но пока город-курорт пустует?

— Привычного столпотворения не наблюдается. На улицах можно увидеть только спешащих по делам местных жителей. Картина, скажу я вам, не радостная.

— В море еще не купались?

— Пока нет. Сейчас это будет считаться нарушением режима самоизоляции. Да и вода еще холодноватая – градусов 17-18.

Сергей Светлов с супругой. Фото: из личного архива.

— Пандемия разлучила вас с семьей, которая сейчас находится в Германии. Скучаете?

— Не то слово. Жду не дождусь, когда откроются границы. У нас с женой свой дом в Кауфбойрене. Это небольшой городок в 90 километрах от Мюнхена. В нем чуть более сорока тысяч жителей.  Жена, у нее два высших образования, работает врачом-физиотерапевтом в местной клинике. Дочь по профессии пиар-менеджер, живет в Мюнхене. Постоянно нахожусь с ними на связи, очень переживаю, как они там.

— В Германии число заболевших коронавирусом перевалило за отметку 180 тысяч. Вашей жене приходится сталкиваться с носителями инфекции?

— Нет – работа с инфицированными людьми не входит в круг ее профессиональных обязанностей. В Германии, когда вирус только стал расползаться по стране, поступили очень грамотно – разделили в больницах лечебные отделения. Для так называемых «красных зон» сделали отдельные входы и выходы, полностью исключив контакты с зараженными пациентами.

— С 16 мая возобновила прерванный сезон бундеслига. Болеете за кого-то?

— Признаюсь, что я не заядлый футбольный болельщик. С удовольствием смотрю матчи чемпионатов мира, на которых собираются интересные и сильные сборные. Еще когда работал в Германии тренером, пару раз ходил на игры «Баварии». Учитывая близость нашего городка от Мюнхена, там почти все симпатизируют 29-кратному чемпиону страны. Сам же предпочитаю посмотреть по ТВ нарезку каких-нибудь красивых голов.

— Знаю, что к другим игровым видам спорта относитесь не столь прохладно, как к футболу. Верно?

— Мне очень нравится баскетбол. Если нахожусь в Москве, то обязательно заглядываю на матчи с участие подмосковных «Химок». Когда тренировал в Тольятти, переживал за женский гандбольный клуб «Лада» — он один из лучших в стране.

ПЕРЕД ОТЪЕЗДОМ В ГЕРМАНИЮ ПОШЕЛ НА КУРСЫ НЕМЕЦКОГО

— Отыграв 11 сезонов в московском «Динамо», продолжению карьеры в НХЛ вы предпочли скромный немецкий клуб «Лев Ратинген». Чем это можете объяснить?

— Я был задрафтован «Нью-Джерси» и даже получал предложения от этого клуба. В последние годы меня постоянно преследовали травмы – то перелом, то сотрясение. А в Америке хоккей жесткий, да еще на маленьких площадках. Когда тебе почти тридцать лет, адаптироваться к таким условиям будет тяжело – это я отчетливо понимал и решил, что лучше синица в руках, чем журавль в небе. И отправился в Германию, хотя в деньгах потерял основательно.

— Через пять лет вы завершили игровую карьеру, а затем отработали 13 лет на тренерском поприще. Наверное, в те годы чувствовали себя настоящим немцем?

— Работа есть работа — в первую очередь, надо делать то, что умеешь. Мне импонирует то, что в Германии работящие, исполнительные и внимательные люди. Было приятно осознавать, что для моей деятельности созданы все условия – ничуть не хуже, чем могли бы быть в США или Канаде. Конечно, местные хоккеисты звезд с неба не хватали, но с годами Германия пробилась в число сильных хоккейных держав, о чем красноречиво свидетельствует серебро на Олимпийских играх 2018 года. Мне радостно на душе от того, что некоторые мои воспитанники сумели пробиться в сборную.

— Сложно было освоиться в чужой стране без знания языка?

— Перед тем, как подписать соглашение, прошел ускоренные двухнедельные курсы, чтобы на первых порах понимать основные слова и выражения. А уже в Германии главный тренер и менеджер команды наняли русскоговорящего педагога, который подтянул мои разговорные навыки. А дальше жизнь убедила в необходимости постоянного общения с немцами, и все встало на свои рельсы. Сейчас в этом плане никаких трудностей, хотя без орфографических ошибок не обходится.

— Как обстоят дела у ваших партнеров по знаменитой динамовской тройке Анатолия Семенова и Сергея Яшина?

— Толя Семенов провел в НХЛ 7 лет, и теперь трудится скаутом «Чикаго». В поисках талантов он колесит по всей России. Мы с ним часто пересекаемся и с удовольствием обсуждаем текущие новости. Сергей Яшин работает в Германии. Он организовал хоккейную школу и теперь, кажется, занимает в ней должность управляющего. С ним мы практически не созваниваемся. Это жизнь – после спорта, как правило, пути-дороги бывших партнеров расходятся.

Фото: ХК «Адмирал»

РАБОТУ ВО ВЛАДИВОСТОКЕ ОЦЕНИВАЮ ПОЗИТИВНО

— Следите за тем, как идут дела в московском «Динамо»?

— Очень пристально. Могу сказать, что пандемия спутала карты всех клубов КХЛ и они все сейчас находятся в поиске правильного вектора развития. «Динамо» в этом плане – не исключение. Мне приятно, что в команде с уважением относятся к ветеранам. На днях клуб пролонгировал соглашение с 40-летним голкипером Александром Еременко. Конечно, он не сможет отыграть весь сезон без замен, но его профессиональная самоотдача заслуживает уважения. Он всегда может подсказать, что и как, товарищам по команде, вдохновить более молодых партнеров. Такие игроки, как Еременко, необходимы на льду, в раздевалке и тренировочном процессе.

— Древнегреческий философ Гераклит как-то сказал, что нельзя дважды войти в одну и ту же реку. Это я о вашем возвращении во владивостокский «Адмирал» в 2018 году.

— Приходя в любой клуб, тренер всегда ставит перед собой задачу создать дружный, боеспособный коллектив. Вернувшись во Владивосток, я понимал, что клуб испытывает финансовые проблемы — у нас в лиге был самый маленький бюджет. Но цель набрать в команду хороших игроков, способных выдавать на-гора достойные результаты, не казалась мне такой уж невыполнимой. Да, возможности для полноценной селекции у нас были, прямо скажем, не ахти. Мы просматривали игроков даже в ВХЛ, создав в итоге, достаточно крепкий костяк. Команда показывала хорошую игру, и будь у нее впереди годик-другой, «Адмирал» заявил бы о себе во весь голос. Но, увы. В дело вмешался коронавирус, было приято решение, что команда в следующем сезоне выступать в КХЛ не будет. Единственное, что радует — бывшие игроки «Адмирала» оказались востребованными, найдя себе другие клубы. А значит, наш труд не пропал даром.

— То есть свою работу в «Адмирале» оцениваете позитивно?

— Безусловно. По ходу сезона мы шли в зоне плей-офф, могли обыграть фактически любую команду как дома, так и на выезде, однако, в концовке регулярного чемпионата коллектив подкосили травмы ряда ведущих игроков. Сюда можно добавить и накопившуюся усталость из-за длительных авиаперелетов. В любом случае, никакого разочарования я не испытываю.

— Сумеет ли «Адмирал» возродиться вновь?

— Я от всей души желаю этого. Но понимаю, что сделать «с нуля» это будет нелегко. Возрождается местная хоккейная школа, но ждать, что ее работа принесет ощутимые результаты в ближайшие дни, не приходится. Нужно время, чтобы воспитанники приморского хоккея заиграли на уровне КХЛ. Нужно еще объективно оценивать финансовые возможности региона, его желание иметь собственную хоккейную дружину. На мой взгляд, нужно два-три года для того, чтобы заложить фундамент будущей команды. Мне бы очень не хотелось, чтобы по пути «Адмирала» пошли другие наши клубы, как когда-то это сделали тольяттинская «Лада», новокузнецкий «Металлург» и «Атлант» из Мытищ. На сегодняшний деньКХЛ — сильная и стабильная лига, вылететь из которой гораздо проще, чем вернуться туда обратно.

— Как можете прокомментировать один из самых громких обменов сезона: Сергей Плотников перешел сначала из СКА в «Амур», а буквально через несколько дней отправился в магнитогорский «Металлург»?

— Введение потолка зарплат заставляет клубы проводить такие комбинации, чтобы разгрузить платежные ведомости. Плотников – хоккеист талантливый, и в Магнитке он сможет проявить себя столь же ярко, как и в СКА. Немаловажно, каким приезжает спортсмен в новую команду: сытым и довольным или голодным и злым. Сергей — парень амбициозный, привыкший к игре в силовой манере, он мне хорошо знаком еще по совместной работе в Хабаровске. Думаю, что в Магнитогорске он быстро освоится и станет одним из лидеров.

ЗОЛОТО КАЛГАРИ-88 — ГЛАВНАЯ МЕДАЛЬ В КАРЬЕРЕ

— Вы воспитанник пензенского хоккея. Как часто бываете на малой родине?

— По возможности стараюсь наведываться. Внимательно отслеживаю результаты в ВХЛ пензенского «Дизеля». Только в прошлом году общался с руководством клуба, был на стадионе. Три года назад вместе с легендами хоккея России принимал участие в праздновании дня города. В Пензе начинали свой путь в большом спорте олимпийские чемпионы Сергей Яшин, Александр Кожевников, Василий Первухин, Юрий Иванович Моисеев, которого уже нет с нами. Да, чуть не забыл. Здесь же родился капитан ЦСКА, олимпийский чемпион Пхенчхана Сергей Андронов. В 70-80-х годах пензенская хоккейная школа гремела на весь мир, да и сейчас продолжает ковать квалифицированные кадры.

— Тем не менее, в списке почетных граждан Пензы нет ни одного хоккеиста. Почему такая несправедливость?

— Это очевидная промашка. Город должен гордиться людьми, которые там выросли и потом принесли славу своей стране, ведь для любого региона спорт всегда был самой лучшей рекламой.

2013 год. Сергей Светлов — главный тренер «Атланта». Фото: СЭ».

— В 2012 голу вы возглавили «Атлант», игравший тогда в КХЛ. Недавно узнал, что Мытищи и Пенза – города-побратимы. Связь улавливаете?

— Мне очень приятно, что вы проводите такие параллели. Работать в Подмосковье было комфортно по всем статьям: прекрасные болельщики, великолепная арена, шикарные условия для хоккеистов и тренеров. Искренне жаль, что «Атлант» канул в вечность – опять эти пресловутые финансовые условия. Вообще Мытищи — один из моих любимых городов, так же как Пенза, Москва, Тольятти и Владивосток. Мне очень дороги те места, где когда-то жил, отдавал себя любимой работе, находил новых друзей.

— Самая ценная награда в вашей коллекции золото Олимпийских игр 1988 года в Калгари?

— Без сомнения. Атмосфера тех соревнований, гордость за свою страну останутся в моей памяти навсегда.

Кубок Канады-1987. Сергей Светлов и Марио Лемье. Фото: Getty Images.

— Олимпийских чемпионов премировали щедро?

— Как говорится, грех жаловаться. В Канаде нам заплатили по пять тысяч долларов, а в Москве подкинули еще по 10 тысяч рублей. Для сравнения – дефицитные «Жигули» стоили тогда в районе девяти тысяч. Спортсмены были избавлены от необходимости записываться в очередь за машиной – нам выдали специальные талоны, на которые я приобрел модную «девятку» бордового цвета.

Подпишитесь на рассылку,
чтобы быть в курсе
свежих новостей!


Спасибо!теперь вы подписаны
на наши новости.

Пожалуйста, подтвердите вашу почту пройдя по ссылке из письма.
Перейти к верхней панели