Обратная связь

«На самоизоляции учила немецкий с репетитором». Истории от Татьяны Ивановой

Серебряный призер Олимпийских игр 2014 года в Сочи, чемпионка мира и шестикратная чемпионка Европы в интервью Team Russia поделилась подробностями победного выступления на втором этапе Кубка мира по санному спорту в Альтенберге. Она также поведала, как проходит адаптация к новой трассе в Оберхофе, где в ближайшие выходные состоится третий кубковый этап.

— В Оберхофе мы с понедельника, — рассказала Татьяна Иванова. – Из Альтенберга добирались на минивэнах. За три часа пути послушала музыку, посмотрела не местную природу. Ничего нового для себя не открыла, так как езжу этой дорогой не в первый раз. Как только добрались до места, сразу сдали тесты на COVID-19 и только потом заселились в гостиницу. Для каждой команды процедура тестирования проходила в определенное время, чтобы спортсмены меньше контактировали друг с другом.

В АЛЬТЕНБЕРГЕ МНЕ КОМФОРТНО, А В ОБЕРХОФЕ ТРЯСЕТ

— В Оберхофе в 2023 году пройдет чемпионат мира по санному спорту. Для этого местную трассу модернизировали. Изменения пришлись вам по вкусу?

— Один вираж, который был слишком высоким, обрезали. Сделали ниже и вираж под номером семь, но профили остались старыми. Плюс построили еще два новых, сохранив направление поворотов. После первых тренировок показалось, что здесь очень сильно трясет. Только когда закончился третий заезд, все более-менее стабилизировалось. Надо к трассе привыкнуть, перестроиться. После этого и придет понимание, что и как получается. Пока мне понравилась только одна попытка в своем исполнении. Впрочем, на адаптацию время еще имеется.

— В минувшую субботу в Альтенберге вы стали первой, хотя на стартовом этапе в Инсбруке у вас было только 20-е место. Что же случилось?

— В Австрии произошло какое-то недоразумение, и на втором этапе мне надо было срочно реабилитироваться за провал. В Инсбруке я даже не попала в спринт, а пропуск одной гонки в этой дисциплине не позволяет бороться в дальнейшем за спринтерский зачет.

Альтенберг – одна из моих любимых трасс. Мне нравятся ее скорость, сложность, ритм. В ноябре мы там тренировались четыре дня. В итоге сложилась моя 15-я победа на этапах Кубка мира.

— Вы свою статистику ведете?

— Нет, победы не считаю. Сразу после финиша, когда брали интервью, мне назвали количество побед. Пятнадцать – это без учета золотых медалей в эстафетных гонках.

— В обеих попытках у вас был отличный разгон, да и финиш не подкачал. Как говорится, стабильность — показатель мастерства. 

— Старт, на самом деле, был не таким быстрым, на какой мы с тренерами рассчитывали. Здесь еще есть, над чем работать. В целом все было хорошо, особенно физическое состояние. Подвели себя к соревнованиям в Альтенберге достойно, хотя и не на все сто процентов. Соревноваться мне пришлось в первую очередь с самой собой. Ехать вторую попытку, имея лишь четыре сотых секунды преимущества, – это игра нервов. Я понимала, что надо идти на риск и при этом не допускать ошибок. Полностью избежать потерь при прохождении трассы не удалось, но они были минимальными.

ПОСЛЕ «ЗОЛОТА» ЖДАЛА ЗВОНКА ОТ ПРЕЗИДЕНТА ФЕДЕРАЦИИ

— Что случилось с Викторией Демченко, которая перевернулась в первом заезде?

— Она стартовала под 24-м номером, а я под 26-м. На монитор в тот момент не смотрела, так как настраивалась на гонку. Только слышала, как стоящие на трассе спортсмены и тренеры заохали.  Виктория не попала в один вираж, и ее выбросило из саней. Слава богу, все обошлось, и сейчас спортсменка готовится к новым заездам наравне со всеми.

— Почему в эстафетной гонке, в которой сборная России стала второй, немецких саночников удалось победить, а менее сильных итальянцев – нет?

— Причина кроется в том, что итальянцы стартовали в числе первых, а мы – лишь седьмыми. За прошедшие полчаса трасса при восьми градусах тепла успела подтаять. Но мы рады и второму результату, тем более, что рекорд трека в этой дисциплине по-прежнему принадлежит нам. Он был установлен в прошлом сезоне. Хотя, признаюсь, мы не ставим перед собой задачи проехать именно с рекордным временем. В приоритете совсем другие цели.

— Какая цель стоит перед Татьяной Ивановой в текущем сезоне?

— Пока не хочу ее озвучивать (смеется). Прошлый сезон, в котором заняла второе место в общем зачете Кубка мира, считаю хорошим. Но совершенству, как известно, нет предела. Есть много престижных высот, которые еще остались непокоренными.

— После «золотого» финиша в Альтенберге президент Федерации санного спорта России Наталия Гарт вас поздравила?

— Да. В сторис своего аккаунта в Инстаграм. Хотя, признаюсь, что ждала от Наталии Сергеевны звоночка или эсэмэску. Хотелось бы чуточку больше внимания с ее стороны. Думаю, что и тренерский штаб был бы рад звонку от главы федерации.

5 декабря 2020 года. Альтенберг. В центре Татьяна Иванова, слева Натали Гайзенбергер, справа Екатерина Катникова. Фото: ФССР.

ТРЕНАЖЕРНУЮ КОМНАТУ ОБОРУДОВАЛА В ГАРАЖЕ

—  Этот сезон для мирового спорта войдет в историю, как самый необычный. Где готовились к нему вы, как протекала самоизоляция?

— Я живу в Перми, но карантин провела у родителей в Чусовом. Технику для тренировок собирала с миру по нитке. Залы были закрыты, но помогли добрые люди. Кто-то дал гири и гантели, кто-то помог варить брусья и собирать турник. Тренажерную комнату пришлось оборудовать в папином гараже. Ничего, выкрутилась и форму не растеряла.

— Какие-нибудь новые качества в себе за время самоизоляции открыли?

— У меня что ни день, то новый талант (смеется). Постоянно находила для себя разные занятия. Весной и летом усиленно занималась немецким языком, для этого даже наняла себе репетитора. Корпела над учебниками, получая огромное удовольствие. Когда жесткость карантинных мер была ослаблена, встречалась с друзьями, которых не видела годами. Но противоэпидемиологические меры соблюдала исправно – очень не хотелось из-за инфекции выпасть на 2-3 недели.

— Где протекала подготовка к Кубку мира?

— На базе в подмосковном Парамонове, да еще один раз выезжали на сбор в Сочи. Все шло в штатном режиме. Был только один минус: тем, у кого нет московской прописки, приходилось всякий раз сдавать по два теста на коронавирус. Три-четыре дня сидели в гостинице. Понятно, в номере мы занимались, но это только частично компенсировало тренировки в зале или на стартовой эстакаде.

ИННОВАЦИИ НЕ ОТМЕНЯЮТ ШЛИФОВКУ НАЖДАЧНОЙ БУМАГОЙ

— Матчасть сильно поменялась перед началом сезона?

— Мы с тренерами продолжаем экспериментировать, используя как новое, так и кое-что наработанное еще в прошлом году. В предолимпийский сезон надо конкретно понять, из чего делать инвентарь и какую конструкцию использовать. В былые времена на предсезонке мы испытывали разную технику, чтобы на Кубке мира уже точно знать, что и как едет. Сейчас подготовительный цикл скукожился. Приходится апробировать два обтекателя и полозья к ним уже по ходу соревнований.

— Прочитал, что раньше вы шлифовали полозья перед стартами наждачной бумагой. Сейчас как?

— Ничего не поменялось. И инновационные технологии нам не помогут. Дело в том, что на полозе под разными углами существует специальная заточка. Доверить ее могу только себе или механику. Вообще, сани – это изделие ручной работы. Сборка, подгонка… Наверное, только крепежные элементы производятся традиционными механическими способами.

— Об Олимпийских играх 2022 года уже думаете? В Китае сейчас массово отменяют тестовые соревнования – ситуация тревожная…

— Санный спорт тоже попал под коронавирусный каток. Финал Кубка мира в Пекине, который планировалось провести 20-21 февраля, перенесен на осень. Сейчас планировать что-либо очень сложно. Если проводить параллели с летними видами спорта, то мне иногда кажется, что и зимнюю Олимпиаду могут отодвинуть на год. В любом случае, придется подчиниться решению вышестоящего руководства.

НЕМЕЦКИЕ САНОЧНИЦЫ РАССКАЗЫВАЮТ МНЕ О ДЕТЯХ

— В России сейчас начинается вакцинация от коронавируса. Что скажете по этому поводу?

— Скажу честно, себе ставить эту прививку я бы не хотела. Хотя могу предположить, что вакцинация станет обязательным условием для участия в Олимпийских играх. В таком случае придется прививаться. А так в этом году я даже не делала прививку от сезонного гриппа. Если у человека есть внутренний иммунитет, то он не заболеет.

— Жизнь спортсмена — постоянные соревнования и разъезды. Как коротаете свободное время? Раньше, слышал, любили вышивать бисером.

— Все это в прошлом. И вот почему. В европейских отелях, где привыкли на всем экономить, мало света. Иногда в номере только одна настенная лампа, которой для вышивки катастрофически не хватает. Зрение стало портиться, что, сами понимаете, негативно сказывается на выступлениях.

Теперь смотрю фильмы, могу зависнуть в соцсетях. Так как до февраля домой не вернемся, прихватила с собой несколько бумажных книг. Только что закончила «Прислугу» Кэтрин Стокетт и «Медвежий угол» Фредерика Бакмана. Не могу сказать, что мне нужен какой-то определенный жанр. Просто получаю удовольствие от чтения.

— На соревнованиях живете в одноместном номере?

— Все зависит от того, сколько девочек в команде. Если пятеро, то живу одна.  Сейчас нас четверо, и номер я делю с Екатериной Батуриной.

— Изучение немецкого языка, должно быть, стимулирует общение с саночницами из Германии?

— Да. Общаюсь со всеми понемногу. К примеру, в Альтенберге серебряный призер Пхенчхана Даяна Айтбергер показывала мне своего девятимесячного сына – прекрасный малыш! В Австрии поговорили с четырехкратной олимпийской чемпионкой Натали Гайзенбергер о ее шестимесячном ребенке. Сказала ей, что она отчаянная женщина. В прошлом сезоне перед соревнованиями и на тренировках любила поболтать с Анной Берайтер. В этом плане нет никаких проблем, даже если у нас интересы противоположные. Главное, чтобы собеседник не говорил слишком быстро.

НАДО ПРОПАГАНДИРОВАТЬ САННЫЙ СПОРТ, В КОТОРОМ ЕСТЬ ЧЕМ ПОХВАСТАТЬ

— В санный спорт вы пришли из горных лыж. На склоны не тянет?

— Пока не особо. Если вдруг захочу, то спокойно возьму напрокат сноуборд или горные лыжи. Где-то за два года до Игр в Южной Корее прекратила практиковаться в этих дисциплинах. Очень уж был велик риск получить травму. После Пхенчхана у меня была операция на колене, затем эта пандемия нагрянула…. Сейчас мне больше нравится сидеть в одиночестве на горе, загорать и смотреть, что происходит вокруг.

— Хоть краешком глаза следите за тем, как начали сезон россияне в других зимних видах спорта?

— Когда бываю дома, наблюдаю за горнолыжными этапами – мне нравятся комментарии на канале Eurosport. Биатлон не смотрю, наверное, уже лет семь. Его распиарили на ТВ и в прессе, а результатов особых нет. Уж лучше бы пропагандировали санный спорт. Нам есть чем похвастать!

— Вы родились в городе Чусовой. Что делается там для развития санного спорта?

— Будучи почетным гражданином города, стараюсь своими результатами напоминать, что в Пермском крае очень сильная школа, и она не должна угаснуть. Мне очень хотелось бы, чтобы в Чусовом построили настоящую санную трассу. Не для меня, для будущих поколений. Отмечу, что там весьма популярен фристайл, и очень много людей выбирают активный отдых, предпочитая красивейшие склоны бесцельному сидению на диване.

 

Подпишитесь на рассылку,
чтобы быть в курсе
свежих новостей!


Спасибо!теперь вы подписаны
на наши новости.

Пожалуйста, подтвердите вашу почту пройдя по ссылке из письма.
Перейти к верхней панели