Обратная связь

Наталья БЕСТЕМЬЯНОВА: «ТУКТАМЫШЕВУ НАДО БРАТЬ В СБОРНУЮ ВНЕ КОНКУРСА»

Олимпийская чемпионка в танцах на льду Наталья Бестемьянова поделилась своими ожиданиями от чемпионата России, который стартует в Саранске 19 декабря.
– Рискнете сделать прогноз на женскую тройку чемпионата страны?

– Мне кажется, что турнир выиграет кто-то из маленьких девочек с четверными. Когда-то же выигрывала чемпионат России Аделина Сотникова, не имевшая право стартовать во взрослых соревнованиях. Та же Алина Загитова была второй в сезоне 2016/17.

– Может ли такой расклад стать для Загитовой ударом?

– Не стоит так трагически к этому относиться. Это спорт и жизнь. Сегодня первый –один, завтра – другой. За что мы и любим этот вид спорта, это борьба живых людей, а не песни под фанеру. Проиграла чемпионат мира? Ну так она же болела перед этим, не поберегли девчонку. Сейчас у нее переходный возраст, но мы же видим, как она становится лучше от старта к старту. А может она откатается чистейше, получит высочайшие компоненты и девочки с тройными акселями и четверными не смогут ничего сделать. Все же видели, как девочки Саша Трусова и Аня Щербакова в юниорском финале «Гран-при» срывали четверные, и глядя на это сердце замирало. Но рискуют…

CО СТЕПАНОВОЙ И БУКИНЫМ ПОСТУПИЛИ НЕСПРАВЕДЛИВО

– На чемпионате страны формируется состав команды на чемпионаты мира и Европы. В связи с болезнью Елизаветы Туктамышевой и вероятным пропуском чемпионата, главный вопрос: получит ли она квоту от тренерского совета?

– Конечно же началом сезона она заслужила право рассматриваться вне конкурса. Я считаю, что она должна участвовать в чемпионатах мира и Европы.

— В нынешнем году в финале «Гран-при» у взрослых Россия впервые была представлена тремя дуэтами. Какое впечатление они произвели?

— После этих соревнований мы можем говорить, что у нас есть две очень сильных пары. И третья — очень хорошего уровня, хотя предполагаю, что за бронзу на чемпионате России будет очень высокая конкуренция. Конечно, я болела за Степанову и Букина — и потому что  помогаю им, и потому что Ваню — сына моего партнера Андрея Букина — помню с момента, когда его принесли из роддома (улыбается). Чисто профессионально — я вижу, как они прогрессируют, растут эмоционально, как легко воспринимают перемены, в том числе в правилах, как легко владеют коньком. В целом для российских танцев, мне кажется, это большой прорыв. Наши танцевальные пары могут бороться за призовые места на чемпионате Европы, чемпионате мира. Это очень подстегивает, держим пальцы.

— Не было ощущения, что Степановой и Букину «придерживают» оценки, порой очень сильно?

— Недавно читала интервью — человека спросили о впечатлениях от финала «Гран-при», и ответ был: «Главное впечатление — на каком месте оказались Степанова и Букин». И это сказал человек, не имеющий прямого отношения к танцам на льду! Это была такая вопиющая несправедливость. Но так случается. В нашей с Андреем карьере такое тоже бывало. Главное, чтобы ребята выстояли. Они сейчас приступили к тренировкам, работают, готовятся к чемпионату России.

— Когда оценки только появились, показали Букина в kiss’n’cry corner. У него на лице была такая улыбка — что-то среднее между крайней степенью изумления  и каким-то смирением.

— А как еще могут спортсмены реагировать на решения судей? Они же абсолютно бесправные. Если раньше можно было хотя бы протест подать, то сейчас его просто не примут. Это в правилах прописано. Кстати, их оценки за ритмический танец сейчас разбирают на видео студенты в институте физкультуры. На записи видно: что взяли судьи, а что — нет. Чтобы получить базовый уровень, как у Вани с Сашей, нужно было, чтобы ни один ключевой элемент не был сделан ни одним из партнеров. А этого в их катании не было. Возможно, у них были ошибки, но в любом случае один из партнеров выполнял тот или иной элемент. То есть базовый уровень нельзя было ставить. А это как раз чуть меньше двух баллов, которых им не хватило, чтобы оказаться на втором месте после ритмического танца и попасть в сильнейшую разминку перед произвольным.

Но главное, что я знаю из всего своего спортивного и соревновательного опыта — все проходит, и надо смотреть вперед. Если ты был на голову выше, но тебе не удалось выиграть, значит, надо быть на две головы выше, тогда не посмеют. Так нам говорила Татьяна Анатольевна Тарасова.

ВОРОНОВ ЗАСЛУЖИЛ ПУТЕВКУ НА ЧЕМПИОНАТ ЕВРОПЫ

— Если говорить о спортивных парах, то какие впечатления остаются у вас от сотрудничества Владимира Морозова и Евгении Тарасовой с олимпийским чемпионом Максимом Траньковым?

— Тарасова с Морозовым — замечательный дуэт. Уникальный, как мне кажется. Я помню, как много-много лет назад, когда они еще выступали в юниорах, так получилось, что мы с моим мужем Игорем Бобриным ставили программу другой паре в группе Нины Мозер. Это было в Америке, мы приходили на тренировки, работали с другими ребятами, но профессиональный взгляд все равно вылавливает таланты. Я была потрясена той слаженностью и близостью, с которой выполняли элементы Тарасова и Морозов. Это ведь  в большей степени свойственно не спортивным парам, а танцорам. Ребята невероятным образом понимают друг друга — это главное, что должно быть в дуэте. У них это качество было еще в выступлениях по юниорам. А дальше — правильно организованная работа, какие-то технические вещи, и все пошло как следует. Ребята находятся на очень высоком уровне и, по сути, для Максима сейчас главное — ничего не испортить,. Возможно, решение Мозер поставить тренером своего друга было правильным. Но чем больше Нина Михайловна будет вовлечена в этот процесс — как организатор, как руководитель группы — тем будет полезнее самой паре.

— Многие отмечают, что Тарасова и Морозов очень здорово смотрятся вместе, но им стоит прибавить в психологическом плане, стать жестче.

— Я бы не стала использовать такие штампы. Вот, говорили, что Женя сорвала прыжок в короткой программе, и раньше такого не было. Но ведь это не так. Тарасова все начало прошлого сезона не могла сделать тройной тулуп в короткой программе. Возможно, так и сказывается начало сезона, возможно, они через это и выходят на пик формы и концентрации. И к чемпионату России и чемпионату Европы все встанет на свои места. Так бывает, спортсменам нужно время, чтобы собраться. И чем старше и опытнее спортсмен, тем позже он выводит себя на пик формы, потому что понимает, что не сможет держать его до марта. И возможно, с их стороны мудро так себя вести.

— В мужском катании у нас очень интересная ситуация — Сергей Воронов, уже ветеран, пробился в финал «Гран-при», а теперь будет бороться с более молодыми фигуристами на чемпионате России за место в сборной. Не пора ли молодым проявлять себя?

— Интересная — это вы еще мягко сказали (смеется). Как-то мы все, и я в том числе, очень мягко относимся к одиночникам. Жалеем их что ли. При этом понятно, что кому-то из них придется остаться дома. Может, это их встряхнет? Допускаю, правда, что Самарин, Алиев и Коляда только входят в сезон и задержали выход на пик. У Самарина была травма, Алиев тоже летом не мог тренироваться в полную силу. Вопрос сложный, и его надо решать по спортивному признаку — кто займет первые три места, тот и поедет.

— У Михаила Коляды из-за не слишком успешных выступлений уже сложился в среде болельщиков определенный имидж. Он сам очень переживает, отказывается общаться с журналистами после неудач. Как ему выйти из этого положения?

— Тренироваться через силу. Не тогда, когда идет, а каждый день. Не идет — все равно выходить на лед. Плохо себя чувствуешь — все равно выходить. Он ведь исполняет очень сложные прыжки — нужно тренироваться и идти дальше.

— Многие фигуристы пробуют работать с психологами, делать что-то, не связанное с многократным повторением. Вы как к этому относитесь?

— Психологи едины во мнении, что повторять много раз не имеет смысла. Есть аутогенная тренировка, можно самому себя настраивать. Но когда ты выходишь один на один с десятитысячным залом, рядом уже нет психолога. В этот момент имеет значение, сколько у тебя было хороших исполнений. Они в голове нужную кнопку включат. Конечно, не нужно доводить количество повторений до того чтобы получить травму. Нужно регулировать процесс, для этого есть тренер. Но это количество все равно важно — оно закладывает в голову какую-то базовую уверенность.

— На телевидении и в интернете сейчас настоящий бум фигурного катания. Такого не было очень давно. С чем это связано — с личной популярностью тех же Медведевой и Загитовой, или с огромным количеством шоу?

— Бум начался, когда пошли первые ледовые шоу на ТВ — «Танцы на льду», где мы с Андреем были тренерами и соведущими, и «Ледниковый период», который на Первом канале сделал Илья Авербух. Понятно, что это была калька с иностранных форматов, но пользовались они сумасшедшим успехом. Рейтинги были такими, что в спортивных магазинах смели с полок все запасы коньков. Стали кататься все — от мала до велика. А второй виток бума начался с конкуренции Жени и Алины, и Олимпийские игры подняли это на какую-то невероятную высоту. Именно благодаря этим девочкам.

Мария Маркова, Антон Бабошин