Обратная связь

ОН СДЕЛАЛ НЕВЕРОЯТНУЮ ТАТУИРОВКУ О ЖИЗНИ В СПОРТЕ. ИСТОРИЯ Вячеслава КРАСИЛЬНИКОВА

Чемпион мира и победитель финального этапа мирового тура – о секретах успеха, воспоминаниях от Олимпиады в Рио-2016 и татуировках.

В этом году Вячеславу Красильникову в паре с Олегом Стояновским покорились все титулы, о которых только можно мечтать. Россияне впервые в истории стали чемпионами мира по пляжному волейболу, забрались на верхнюю ступень пьедестала на финале Мирового тура, но впереди их ждет самое главное испытание – Олимпийские игры в Токио.

СТАЛ МУДРЕЕ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ИГРЫ

– Какие эмоции остались от победы на Мировом туре, когда голова уже, что называется, охладела?

– Эмоции только позитивные, закончился последний, важнейший турнир сезона, обыграли всех своих соперников. И мы рады, что нам еще раз получилось доказать, что мы можем бороться с любой командой и выигрывать турниры любого уровня. Не зря именно мы – чемпионы мира.

– Какие планы на ближайшее время? Отдых с семьей?

– Да, у меня сейчас отпуск, поэтому провожу время с сыном, играем с ним. Мы, можно сказать, поменялись с женой ролями. Теперь она работает, а мы гуляем, занимаемся.

– Вы с Олегом Стояновским – первые россияне, кому удалось победить на чемпионате мира и в финале Мирового тура. Какая победа из этих двух для вас наиболее значимая?

–Конечно же, победа на чемпионате мира. Пусть раньше я и не побеждал в финалах Мирового тура, но на мировых этапах мне выигрывать удавалось. Но в пляжном волейболе главные соревнования – это Олимпийские игры и чемпионат мира.

– Но ведь именно на мировом туре удалось обыграть своих главных соперников – норвежцев Андерса Мола и Кристиана Серума.

– Мы играли с ними в Варшаве, где у нас было два матч-пойнта, и мы должны были там побеждать, но нам немного не повезло. Кроме этого, здесь ключевой вопрос в сетке. Мы с норвежцами в рейтинге занимаем 1 и 2 места и на соревнованиях нас постоянно разводят.И поэтому мы мало друг против друга играем.

– Насколько вообще на данный момент для вас имеют значение эти победы? Или вы, как говорят многие спортсмены, про них забыли и двигаетесь дальше?

– Так как я ушел в отпуск, считаю, что можно немного подумать и о победах. У нас был непростой сезон, были травмы. К примеру, финал Мирового тура я доигрывал с травмой плеча. Но приятно осознавать, что хоть пик физической и психологической формы у нас выпал на чемпионат мира, нам хватило сил и в конце сезона разобраться с лучшими командами мира.

– Вы с Олегом Стояновским в паре играете совсем недавно. Что за это время стало для вас самым большим открытием?

– Самое главное – это то, что нам с Олегом очень комфортно играть вместе, и нам удалось добиться очень-очень многого за один сезон. Кроме того, я стал намного мудрее с точки зрения игры. Мне уже не мешают лишние эмоции на площадке, как это было раньше, я научился с ними бороться. Мне надо поддерживать своего более молодого напарника, который только недавно вышел во взрослый волейбол, где стоят более сложные задачи и возложена большая ответственность. Но я понимаю, что перед Олимпийскими играми у нас еще очень-очень много работы.

– Расскажите, в чем секрет вашего взаимодействия с Олегом, вы ведь играли со многими ребятами, но таких успехов добились именно с ним.

– Мы с Олегом общаемся очень давно. Я старше него на 5 лет и наблюдал за тем, как он прогрессирует, как справляется со стрессами, помню момент, когда его только-только пригласили в сборную. Я его всегда поддерживал и старался направить в правильное русло. К примеру, когда он жаловался на напарников, я ему говорил, что он сам может побеждать все команды. Мы довольно давно хотели играть в паре, и в прошлом году все так срослось, что нам удалось это сделать. Он – хороший блокирующий, что сейчас всем и доказывает, я – неплохой защитник. И хотя бы с этой точки зрения у нас не могло не получиться дать результат. Ко всему прочему, мы прекрасно чувствуем друг друга на площадке, понимаем, когда брать перерывы, когда наоборот этого делать не надо. Также хочу сказать, что пары обычно тяжело воспринимают общение в быту после того, как находятся 10 месяцев в году вместе. Но мы с Олегом отлично общаемся, даже, когда находимся в России.

– Что-то совместное на этот отпуск не планировали?

– Он приедет в Санкт-Петербург, мы увидимся, пообщаемся, сходим в баню.

НЕ СЧИТАЮ СЕБЯ ЛУЧШИХ ДРУГИХ. Я ПРОСТО ХОРОШО ДЕЛАЮ СВОЮ РАБОТУ

– Вы начали заниматься волейболом в 6 лет. Расскажите о своих первых шагах в этом виде спорта.

– В моей семье и папа, и дедушка занимались волейболом. Когда я был маленьким, смотрел, как они проводят время на пляже, и потихоньку это впитывал. Так что этот вид спорта меня интересовал уже с детства. Но больше всех мне помогал мой дедушка, он заставлял меня бегать по утрам, возился со мной и с мячом. А в 7 лет меня уже отдали в спортивную школу, где я начал свой путь. Летом я все свободное время проводил на пляже, играл в пляжный волейбол со взрослыми ребятами, с отдыхающими – с кем угодно, а зимой совмещал это с классическим волейболом. Чуть позже играл за профессиональную команду в классическом волейболе. И как раз в это время значимую роль вновь сыграл дедушка. Он сказал, что я смогу добиться больших успехов именно в пляжном волейболе. После этих слов я переехал в Санкт-Петербург, где были крытые центры с песком, на которых я и начал заниматься.

– Вас не пугало, что пляжный волейбол лишь набирал популярность – соответственно, ни больших призовых, ни понятных перспектив не было?

– Меня это не пугало, я наслаждался тем, что я делал и просто получал удовольствие. Как мне казалось, я понимал эту игру лучше, чем другие. Я сидел у компьютера, смотрел, как играют звезды мирового тура: Алисон, Рикарду, Эмануэль. Наблюдал за тем, что они делают, и потом пробовал это на практике. Смотрел Олимпийские игры, видел эмоции и тоже хотел их получать.

– Зато сейчас из-за пляжного волейбола отменяют футбольные трансляции, на финалах чемпионата мира приходит по 15 тысяч болельщиков. И все же, чего не хватает пляжному волейболу с точки зрения его развития?

– Я очень рад, что у нас получилось поднять этот вид спорта до того, что трансляции показывают по федеральным каналам, и люди не ищут их на букмекерских сайтах. В России сейчас очень крутая популяризация пляжного волейбола, появилось много крытых центров. Но этих центров, на мой взгляд, не хватает в курортных городах, так как хоть там и благоприятный климат, но зимой на улице не потренируешься, и все ждут лета, чтобы поиграть. И было бы здорово построить такие крытые центры. Так нам было бы легче находить таланты, которых мы сейчас не видим, так как им негде себя проявить.

– На себе рост популярности волейбола чувствуете? Может, на улицах стали чаще узнавать?

– Много людей узнают в Европе, да и в России в принципе тоже. Многие просят сфотографироваться, но я этому особого значения не придаю. Я не считаю себя лучших других, я просто хорошо делаю свою работу, занимаюсь любимым делом и очень рад, что параллельно с этим, получается развивать свой вид спорта и достигать таких вершин.

РАНЬШЕ ЛЮБИЛ КАРТИНГ И БЫСТРЫЕ МАШИНЫ, НО ТЕПЕРЬ РОДИЛСЯ ОГРАНИЧИТЕЛЬ СКОРОСТИ

– Многие люди идентифицируют вас по татуировке на левой руке. Расскажите о ней поподробнее.

– Эта татуировка идет от плеча до запястья, и она олицетворяет мой восьмилетний путь в спорте. Сначала путь на Олимпиаду в Рио-2016. На руке изображены мои воспоминания, неудачи, чувства. На тот момент это был главный турнир в моей жизни, и я решил этот путь запечатлеть таким образом. Вниз идут моменты, которые важны для меня. К примеру, птицы означают, что я постоянно летаю: летаю на площадке, в мыслях, на самолете. Кроме этого по пути написаны важные для меня слова. И все приходит к запястью, где у меня нарисованы олимпийские кольца, означающие Олимпиаду в Токио-2020. Все идет именно туда.

– Когда место закончится на одной руке, перейдете на другую?

– Честно говоря, другую руку не хотелось бы трогать. Но не знаю, жизнь покажет. Это ведь исключительно творческий подход и здесь важно именно значение, а не просто рисунок, который, по твоему мнению, будет красиво выглядеть на теле. Именно по этой же причине у меня на левой груди написаны инициалы ребенка.

– Как вообще вам пришла такая идея?

– Не знаю, просто вдохновение. Сначала в голову приходит картинка и, когда рисуешь татуировку, пытаешься сопоставить ее с тем, что для тебя важно. Потом картинка проявляется, и ты ее начинаешь создавать.

 Вы занимались рисованием?

– Раньше рисовал для себя, но особо рисунками никогда не увлекался.

– А какие у вас есть хобби?

– Раньше я очень сильно интересовался автомобилями, картингом, очень любил быстрые машины и покупал их. Но сейчас у меня родился ограничитель скорости, я продал все свои быстрые автомобили, оставив машину жене. Так что теперь особого хобби нет. Стараюсь заниматься саморазвитием, изучать английский. А когда есть время, занимаюсь домашними делами, строительством дома. Ко всему прочему, стараюсь развивать пляжный волейбол, давать мастер-классы, приглашать иностранных игроков.

– У вас очень колоритный Инстаграм. Как много уделяете времени социальным сетям?

– На самом деле, раньше я старался как можно быстрее подбирать и выкладывать туда что-то, придумывал тексты. А сейчас, когда победы идут одна за другой, то стараешься выложить что-то после групповой стадии, написать какие-то слова болельщикам и показать классную фотографию. С фотографиями, кстати, проблем вообще нет, так как в Международной федерации волейбола (FIVB) работают хорошие фотографы. Все фотографии выкладываются и их легко найти и выложить. Так что соцсети пытаюсь вести по возможности, как и любой другой спортсмен. Раньше хотел, чтобы кто-то вел мой Инстаграм, но мне кажется, что это будет неинтересно. Может быть, будет больше подписчиков, так как люди профессионально умеют развивать социальные сети, но хочется все делать своими силами. И, судя по приросту, получается неплохо.

– Вы выступали на Олимпиаде в Рио-2016. Какие у вас ожидания от Токио?

– Из Рио-де-Жанейро я улетел со смешанными чувствами. Был готов взять медали, но, то ли опыта большого не было, то ли судьба так распорядилась, что мы с Константином Семеновым остались четвертыми. И оттуда я улетел с мотивирующей разочарованностью. Я вроде бы и сделал что-то для страны, стал лучшим защитником Олимпийских игр, чего до меня никому не удавалось, но при этом остался без медали. Я был недоволен собой, думал о том, что сделал не так и что надо было изменить. Но именно этот случай дал мне мотивацию для следующей Олимпиады. Так что, в Токио я еду за золотой медалью, и буду готов в два раза лучше, чем в Рио-2016, хотя там я был в превосходной форме.

– Вы с Олегом, как чемпионы мира и чемпионы финала Мирового тура едете на Олимпиаду явными фаворитами. Такой статус – это лишнее давление или вас наоборот это мотивирует?

– Каждый год мне приходилось прогрессировать, закаляться. Так что к подобному давлению и ответственности я уже привык. На меня это никак не влияет. Я понимаю, что если я буду делать свое дело, а я его умею делать хорошо, то для меня не будет никаких помех.