Обратная связь

«От игры Овечкина болельщики балдеют». Большой разговор с Виталием Ячменевым

Серебряный призер молодежного чемпионата мира 1995 года, бывший ассистент главного тренера уфимского «Салавата Юлаева» в интервью порталу Team Russia осветил подробности самоизоляции в Канаде, а также вспомнил о своих первых шагах в хоккее и невероятных передачах Уэйна Гретцки.

— Ваш звонок застал меня в городе Норт-Бей – сказал Виталий Ячменев. – В первый раз я приехал сюда еще в 1993 году, когда играл в юниорской лиге Онтарио. Познакомился с будущей женой Тиной. Канадка, она тогда помогала освоить английский. В 98-м мы поженились и купили дом, ставший нашим семейным гнездом.

— Вас не пугает тот факт, что провинция Онтарио – один из лидеров антирейтинга по количеству зараженных коронавирусом в Канаде?

— Нет. Мы ведь живем не в мегаполисе, а в провинциальном городке с населением 50 тысяч человек. До Торонто 300 километров. Панические настроения у жителей отсутствуют. Все соблюдают общепринятые меры защиты: выдерживают социальную дистанцию, носят медицинские маски.

— С начала пандемии цены на маски и другие товары повседневного спроса подскочили?

— Ношение масок здесь носит рекомендательный характер. Как правило, их надевают только в магазинах. По городским улицам и набережным озера Ниписсинг многие ходят как обычно. Так что ажиотажного спроса на эту продукцию нет. Что касается цен на другие товары, в том числе продовольственные, то они несколько выше, чем в России. Но не забывайте – здесь зарплаты совсем другие.

Виталий Ячменев с супругой. Фото: из личного архива.

— Как ваша семья следит за здоровьем?

— С ним, тьфу-тьфу, все нормально. Ничего особенного не делаем – просто стараемся выполнять предписания местных санитарных служб. А вот температуру мерили давно, наверное, тогда, когда дети были еще совсем маленькими.

ПРО КАРАНТИН СПРОСИТЕ У ФУТБОЛИСТОВ

— Чем занимаются на карантине дочь Полина и сын Томас?

— Стараются как можно больше сидеть дома. Если и выбираются куда-то с приятелями, то небольшими компаниями. Томас на днях ходил с тремя друзьями поиграть в гольф. Кстати, неделю назад в Канаде открылись гольф-клубы – эта игра минимизирует контакты, сводя на нет риски подцепить инфекцию.

К Полине приезжает в гости ее молодой человек, иногда она следует обратным маршрутом. Никто ничего не нарушает, хотя всем эта ситуация уже порядком поднадоела.

— Как у детей обстоят дела с учебой?

— Томас закончил школу еще два года назад, а Полина получит аттестат зрелости в эти дни. Последние месяцы обучение проходило в режиме онлайн. Для нее огорчением стало лишь то, что коронавирус отменил выпускной вечер. Она его ждала, но вмешались обстоятельства.

Фото из личного архива

— Когда вы вернулись в Норт-Бей из России?

— Из Уфы я улетел в конце марта, когда КХЛ объявила о том, что сезон досрочно завершен. Правда, в Норт-Бей добирался через США, где пришлось отсидеть двухнедельный карантин. Огромное спасибо Александру Бойкову, приютившему у себя. Он, как и я, родом из Челябинска, сейчас работает помощником главного тренера молодежной сборной России.

— Коронавирусную обстановку в России мониторите?

— Естественно. У меня в Челябинске живут родители и брат Денис, который младше меня почти на 10 лет. Он тоже хоккеист – выступает за клуб ВХЛ «Рубин» из Тюмени. На Урале эпидемиологическая обстановка не такая напряженная, как в Москве и Подмосковье. В Челябинске, как говорила мне мама, уже открылся дачный сезон, и многие едут за город. У моих есть участок, на котором разбит сад.

— Ограничительные меры, существовавшие в стране два месяца, считаете жесткими?

— Мне сложно дать однозначную оценку. У меня уже отпуск, к тому же проходящий в Канаде. Наверное, об этом надо спросить футболистов, которые были лишены возможности тренироваться и теперь продолжат сезон в непривычное для них время (смеется).

Лично для меня важно то, что ограничения пошли на пользу пожилым людям. Они в группе риска, и задача сохранить здоровье тех, кому 65+, была первостепенной. Сейчас препоны постепенно снимаются, и это свидетельство того, что государственная политика в отношении коронавируса была верной. Очень надеюсь, что к концу лета мы вернемся к прежней жизни, и народ вновь потянется на стадионы и концертные площадки.

С «САЛАВАТОМ ЮЛАЕВЫМ» ПРОСТИЛСЯ ПО-ХОРОШЕМУ

— Следили после отъезда из России за тем, как развивается ситуация в «Салавате Юлаеве»?

— Естественно. Постоянно созванивался с главным тренером команды Николаем Леонидовичем Цулыгиным – это обыкновенный рабочий процесс. Правда, было чувство неопределенности — руководство клуба дало понять, что ждать новостей надо будет только в конце апреля.

— Отставка Цулыгина стала сюрпризом?

— В какой-то степени, да. В «регулярке» играли неплохо, и к первому раунду плей-офф команда подошла почти в оптимальной форме, свидетельством чего стала победа в серии над хорошо укомплектованным омским «Авангардом». Таким образом, мы взяли реванш у «ястребов» за прошлогоднее поражение в финале Восточной конференции. У команды был боевой настрой, и она вполне могла показать хорошие результаты, будь сезон продолжен. Видимо, в этой ситуации руководство клуба имело свою точку зрения. Вместе с тем мой контракт с «Салаватом Юлаевым» 30 апреля истек.

— Расстались без обиды?

— Конечно. Принимать такие решения – прерогатива руководства. Жаль только, что не удалось полностью воплотить в жизнь все свои задумки. Генеральный директор Александр Евгеньевич Курносов лично позвонил и поблагодарил за те два года, которые я провел в Уфе. Команда выбрала новый вектор развития. Какие тут могут быть претензии?

— В Уфу какое-то время «сватали» главным тренером Игоря Ларионова, но в качестве наставника был выбран финн Томми Лямся. Как можете оценить это решение с логической точки зрения?

— От комментариев по поводу Ларионова воздержусь, а вот Лямся – человек для «Салавата Юлаева» не новый. Он несколько сезонов отработал в системе клуба, хорошо знает все актуальные проблемы. Насколько мне известно, он давно хотел попробовать себя в этой ипостаси. Вот только, что случится это так быстро, я предположить не мог.

— Ваш земляк и партнер по серебряной «молодежке»-1995 Анвар Гатиятулин, возглавивший три недели назад челябинский «Трактор», буквально накануне определился со своим тренерским штабом. Вас не звал к себе?

— Мы с Анваром постоянно на связи. Он интересовался моими планами еще перед тем, как я улетел в Канаду. Предложение от него поступило, но сначала была неясность с Уфой, а затем уже я взял паузу. Дело в том, что Полина и Томас этой осенью начинают учебу в университете Оттавы. Перед долгой разлукой хотелось побыть с ними вместе, а потом еще и взять на себя заботы по переезду в другой город: их там надо обустроить, чтобы учеба протекала комфортно и плодотворно. Я все Анвару объяснил, и мы решили дождаться октября-ноября. Многое будет зависеть от ситуации, которая сложится, с одной стороны, в челябинском клубе, с другой, — у меня.

ДАВНО ПОРА ЗАРПЛАТЫ ИГРОКОВ ВЫВЕСТИ ИЗ ТЕНИ

— С введением потолка зарплат в КХЛ звезды соглашаются на пониженное жалованье. Контракт Сергея Мозякина, например, «похудел» на 130 миллионов рублей. Как хоккеисты будут жить?

— Будут привыкать, адаптироваться к новым финансовым реалиям (смеется). А если серьезно, то никакого шока не должно быть. Думаю, что назвать зарплаты игроков копеечными никак нельзя. При этом моя точка зрения проста: хорошему хоккеисту надо платить хорошо.

— Швед Линус Умарк, почти пять лет олицетворявший атаку уфимцев, согласился бы на такие меры?

— Он еще год назад говорил о том, что нынешний сезон для него в «Салавате Юлаеве» будет последним. Умарк собирается играть в Европе (предположительно в Швейцарии – Прим. Team Russia), а там зарплаты существенно ниже. Его уход связан исключительно с семейными проблемами.

— На днях зарплатную ведомость хоккеистов «Авангарда» «слили» в интернет. 

— Не думаю, что это чей-то злой умысел или сведение личных счетов. Мне кажется, что уже давно пора все финансовые вопросы в клубах вывести из тени. Когда я выступал в НХЛ, зарплаты игроков не были тайной за семью печатями. Их даже в газетах публиковали. Для всех хоккеистов НХЛ, бывших и действующих, есть специальный сайт, на котором можно узнать величину своей пенсии и медицинской страховки, а также сумму контракта того или иного спортсмена.

— Что думаете по поводу формата доигровки сезона в НХЛ, предусматривающего, что 24 команды, которые имеют наибольший процент побед в «регулярке», сразу начнут с плей-офф?

— Считаю, что доигрывать сезон было уже необязательно. Но здесь хоккей – крупный бизнес, связанный серьезными контрактами с телевизионными вещателями, спонсорами, поэтому руководство лиги горит желанием этот сезон доиграть во что бы то ни стало. Уже просчитываются варианты со стартом нового сезона в январе 2021 года.

— Доводилось читать, что хоккеистов обяжут носить медицинские маски не только во время тренировок, но и по ходу матчей. На ваш взгляд, это утопия?

— Конечно. Без зрителей играть нет смысла – накал страстей совсем не тот. А выход на лед в масках вообще будет посмешищем.

СОШНИКОВ В УФЕ ПЕРЕЗАГРУЗИЛ КАРЬЕРУ

— Уже в период пандемии заявили о своем желании уехать за океан такие талантливые игроки как Григорий Денисенко, Кирилл Капризов, Илья Сорокин, Артем Сергеев. У них есть шансы заиграть в лучшей лиге мира?

— В этом сезоне – точно нет, так как новичков заявлять запрещено. А вообще шансы есть у каждого. Правда, мало быть хорошим хоккеистом. Надо еще попасть в команду, которая станет именно твоей, в которой тебе будут доверять тренеры и партнеры. Еще много будет зависеть от того, как ребята адаптируются к новой жизни, освоят ли язык.

— Дайте, пожалуйста, оценку решению Никиты Сошникова, который проследовал из НХЛ в КХЛ, отыграв в Уфе целый сезон.

— Считаю, что Никита в «Салавате Юлаеве» основательно перезагрузил свою карьеру с учетом того, что до прихода в клуб он не играл почти год из-за травм. В Уфе он был одним из лидеров атаки, забросил 27 шайб. Несомненно, это придаст ему в дальнейшем уверенности и новых сил. У него есть все данные, чтобы вернуться в НХЛ – отличные бросок и катание. Правда, у Сошникова были сотрясения, а к этому в Северной Америке относятся очень внимательно, отслеживают все случаи.

— Говорят, что в Уфе хотят подписать шведа Маркуса Гранлунда из «Эдмонтон Ойлерс». Подойдет ли он «Салавату Юлаеву»?

— Хоккеист он, конечно, квалифицированный, но я за ним пристально не следил. Новому тренерскому штабу решать, впишется ли он в новую концепцию.

Фото из личного архива

ЕСЛИ НЕ ПОДВЕДЕТ ЗДОРОВЬЕ, ОВЕЧКИН ЗАБРОСИТ 200 ШАЙБ ЗА ЧЕТЫРЕ СЕЗОНА

— Вы в своем первом НХЛовском сезоне играли за «Лос-Анджелес Кингз» в одной тройке с Уэйном Гретцки и Дмитрием Христичем, а дебют отметили двумя голами в ворота «Колорадо Эвеланш». Помните тот матч?

— Такое забыть нельзя, тем более, когда на площадке такие партнеры. Уже после игры, в раздевалке ребята смеялись: если пойдет такими темпами, то за сезон 160 шайб забьешь. Мне очень тогда помог Дима Христич, взявший надо мной опеку еще в летнем тренировочном лагере. По ходу игры он постоянно подсказывал, что и как надо делать. Мы везде были с ним не разлей вода, а после сезона отправились отдыхать вместе с семьями.

— Какие воспоминания остались от игры с Гретцки. Мог он, как говорится, «напихать» новичку?

— Не припомню такого. Он очень уважительно относился к партнерам по команде, а мне говорил: «Играй в свой хоккей, а об остальном не беспокойся». Гретцки обладал неимоверной передачей. Бывало, на пятачке тебя держат несколько человек, а он находится в углу площадки, но после его паса шайба обязательно летит точно на крюк, словно радиоуправляемая. Оставалось только завершить атаку.

— Как вы считаете, сможет ли Александр Овечкин, у которого в НХЛ 706 заброшенных шайб в регулярных чемпионатах, превзойти достижение Гретцки, на счету которого 894 гола?

— Сократить отставание в 188 шайб – задача не из легких. Сашке надо отыграть еще четыре сезона, забрасывая по 50 шайб. Это очень высокая скорострельность. Но в спорте нет ничего невозможного. У него великолепный бросок, и на каждую встречу Овечкин выходит с желанием забить снова и снова. Выдержать такой темп ему вполне по силам. Главное, чтобы здоровье не подвело. Отмечу, что не последнюю роль должны сыграть партнеры по команде. Им тоже следует быть настроенными на результативную игру. Есть, правда, и объективные трудности: досрочно завершился нынешний сезон, в котором Овечкин набрал отличный ход, забив 48 раз, а следующий и вовсе может оказаться укороченным. В любом случае его игра является украшением современного хоккея, болельщики от нее просто балдеют.

МОЯ ИГРА НЕ ВДОХНОВИЛА ВИКТОРА ТИХОНОВА

— С кем из ребят своего поколения поддерживаете отношения?

— Регулярно созваниваюсь только с Андреем Николишиным. Относительно недалеко от меня, на другом берегу озера, живет защитник Билл Холдер – мы с ним играли в «Нэшвилл Предаторз». Летом часто на катере езжу к нему в гости. Обычно после завершения карьеры дороги игроков расходятся, и общение получается только при встрече.

— Ваши земляки Артемий Панарин и Евгений Кузнецов сейчас в НХЛ у всех на виду. Контактируете с ними?

— С Панариным вообще никогда не пересекался, а с Кузнецовым, хоть и знаком по челябинскому «Трактору», не созваниваюсь.

— Как считаете, почему не сложилась ваша карьера в сборной России?

— Отыграв первый сезон в НХЛ, я получил приглашение в национальную сборную на чемпионат мира 1996 года, который проходил в Вене. Однако после 80 игр, проведенных за «Лос-Анджелес Кингз», и травмы, полученной в самом конце регулярного чемпионата, сил у меня фактически не осталось. Предложение отклонил, а потом вплоть до 2003 года из сборной мне никто не звонил.

В декабре 2003-го сыграл три матча за сборную России на этапе Еврохоккейтура – тогда он назывался Кубком Балтики. Помню, что во встрече с чехами сделал результативную передачу Александру Гуськову, а в серии послематчевых буллитов все 4 попытки у нас реализовал Андрей Коваленко. Видимо, моя игра не вдохновила Виктора Васильевича Тихонова, и на этом моя карьера в главной команде страны завершилась. Впрочем, на этом факте я не зацикливаюсь.

Виталий Ячменев в 2003 году в игре за «Нэшвилл Предаторз». Фото Getty Images

— Вспомните о том, как были сделаны ваши первые шаги в спорте.

— В первом классе занимался одновременно плаванием и хоккеем – мама очень хотела, чтобы я рос разносторонним ребенком. Родители пытались меня еще пристроить в гимнастическую секцию, но там мне не понравилось.

— Хоккейные занятия проходили на льду легендарного дворца спорта «Юность»?

— Что вы! Тренировались мы на открытом воздухе в секции при Челябинском институте механизации и электрификации сельского хозяйства. В специализированную школу «Трактора» забрали только после того, как закончил пятый класс.

— Кто тогда был вашим кумиром?

Сергей Макаров, который в те годы уже переехал из Челябинска в Москву и играл в знаменитой армейской тройке с Игорем Ларионовым и Владимиром Крутовым. Его старший брат, Николай, меня тренировал один год, когда после окончания школы один сезон я выступал за клуб первой лиги «Металлург», ныне носящий название «Мечел».

— Ваш сын Томас пошел по вашим стопам родителя и стал хоккеистом?

— Не совсем. В прошлом сезоне Томас выступал за команду юниорской лиги Северного Онтарио «Powassan Voodoos», забросил 30 шайб. Задатки у парня присутствуют, но он решил целиком посвятить себя учебе, подав документы в университет Оттавы. Выбор сына я одобрил. У Томаса есть канадское гражданство, и хорошее образование в дальнейшей карьере ему не помешает.

—  А почему у вас нет гражданства Канады?

— У меня есть американская грин-карта. А чтобы получить канадский паспорт, надо постоянно находиться в стране. С тренерской работой и вечными разъездами сидеть на одном месте пока никак не получается.

 

 

Перейти к верхней панели