Обратная связь

Павел РОСТОВЦЕВ: «ЛОГИНОВ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ВТОРЫМ ШИПУЛИНЫМ»

Призер олимпийских Игр, трехкратный чемпион мира и бывший тренер женской сборной России Павел Ростовцев подвел для Team Russia итоги завершившегося Кубка мира по биатлону - похвалил Александра Логинова и Екатерину Юрлову-Перхт, отметил отсутствие четких критериев оценки выступлений национальной команды
Формально завершившийся сезон был для нашей команды успешным: Александр Логинов занял второе место в общем зачете Кубка мира, а на ЧМ-2019 сборная России завоевала три медали. Но помимо успехов, сезон вскрыл немало проблем, которые предстоит решать уже в ближайшем будущем.

НУЖНО ПРОПИСАТЬ ЧЕТКИЕ КРИТЕРИИ ОЦЕНКИ ДО НАЧАЛА СЕЗОНА

— Перед стартом сезона глава СБР Владимир Драчев перед стартом сезона ставил национальной сборной задачу попасть в тройку лучших Кубка наций и у мужчин, и у женщин. Россияне в обоих зачетах стали четвертыми. Выходит, задача не выполнена?

— В целом, год получился неоднозначным. Если Драчев так говорил, то с этой стороны задача не выполнена. Но вообще, Кубки наций… Мы это все уже проходили: успешное выступление в зачете Кубка наций и в целом по сезону ангажированная часть биатлонной общественности всегда ставила под сомнение. И нам всегда говорили, что важнее выступление на главном старте. Так что давайте посмотрим на чемпионат мира. Считаю, три медали — хорошее выступление, безусловный успех нынешнего руководства СБР. Наверное, это и есть главный итог.

— Выходит, все зависит от точки зрения? Один может считать выступление сборной России как удачным, а другой — неудачным, и оба будут правы?

— К сожалению, ни в тренерском совете, ни в самом СБР у нас нет четких критериев, что такое хорошо и что такое плохо. И те оценки, которые будут даваться, за исключением медалей ЧМ-2019, очень субъективны. Прежде чем говорить, справились спортсмены и специалисты с задачами, их нужно четко прописать до начала сезона. Повторюсь, если возвращаться к нашим традициям, когда главный старт определяет успешность выступления команды в целом, то Союз биатлонистов России выполнил задачи. Но если смотреть глубже, вопросов очень много.

— А какие критерии можно устанавливать для оценки сезона?

— Их может быть очень много: количество побед на этапах Кубка мира, количество спортсменов, попавших на пьедестал и в топ-10. Плюс технические моменты, например, процент попадания относительно лучших трех или лучших 10 снайперов турнира, проигрыш ходом на один километр, скорострельность. Все эти вещи сейчас очень четко документированы в статистике и элементарно отслеживаются. Поэтому можно поднимать статистику и смотреть — год назад было так, а стало так. Условно говоря — сборная России вошла в число лидеров по точности стрельбы, ставим задачу сохранить это и поработать над другими компонентами. Или, если мы в скорострельности пятые, планируем стать третьими-четвертыми, чтобы был виден прогресс. К сожалению, этого у нас пока нет. И все тренерские советы в итоге сводятся к каким-то непонятным разговорам. А нужно определять четкие показатели, что называется, на берегу — что мы имеем на начало года, и что хотим получить в конце. Плюс каждому критерию можно придать свой вес — понятно, что количество медалей ЧМ, особенно золотых, нельзя напрямую сравнивать со скорострельностью из положения лежа. Но в конце концов мы должны все компоненты сложить и получить четкий итог, в процентах, баллах или чем-то еще. Чтобы можно было сказать — у нас есть итог, и он вот такой. Если он лучше, чем в прошлом сезоне, значит, команда прогрессирует.

— Хорошо, давайте проиллюстрируем — например, в нынешнем сезоне мы заметно уступили Италии по количеству пьедесталов — у России 12 попаданий в тройку (3-4-7) против 21 (8-7-6). При этом даже в женском Кубке наций россиянки опередили итальянок за счет более высокой плотности результатов. Вам какой критерий ближе?

— Конечно, лучше, когда есть ярко выраженные лидеры, победы, пьедесталы. Условно говоря, лучше иметь одного Мартена Фуркада в лучшие годы, который принесет команде россыпь медалей, чем много людей, которые будут просто регулярно попадать в топ-15.

Максим Цветков, Евгений Гараничев, Дмитрий Малышко, Александр Логинов (слева направо) выиграли эстафетную гонку на этапе Кубка мира в Оберхофе. Фото: Getty Images.

ЗА ЛОГИНОВЫМ И ЮРЛОВОЙ-ПЕРХТ — ПРОПАСТЬ

— Три вещи, которые вас порадовали в сборной России образца нынешнего сезона?

— Саша Логинов, который стабильно выступал на протяжении сезона. Несмотря на колоссальное давление, которое на него оказывалось со всех сторон. Это раз. Два — стрельба женской команды в декабре. Девушки очень хорошо выглядели на рубежах, правда, потом развалились. Ну, а третье — выступление на чемпионате мира с хорошим результатом.

— И теперь — три вещи, которые огорчили.

— Пожалуй, что за Логиновым и Юрловой-Перхт у нас пропасть. Реально пропасть. Также огорчило, что те спортсменки, которые готовились в основной женской команде по планам Анатолия Хованцева, абсолютно ничего не показали по ходу сезона. Впрочем, как и пацаны, за исключением Логинова. Ровным счетом ничего. А третье — взаимоотношения в команде. С точки зрения организации процесса в СБР, много допущенных ляпов. И отсутствие единства в биатлонной среде. То один скандал, то второй, то третий.

— Драчев говорил, что первый сезон нового олимпийского цикла во многом должен стать определяющим для той системы, которую Хованцев как главный тренер будет внедрять в сборную. Можно ли уже понять, что это за система, с которой мы пойдем к Пекину-2022?

— Я не знаю. Не понимаю этой системы. Мне кажется, что какая-то работа ведется, но в целом этой самой системой никто не управляет. И ни сам Хованцев, ни Драчев не знают, что будет через две недели или несколько месяцев.

— Вы могли бы выделить какие-то различия между нынешней сборной и той командой, что была год назад?

— Мне бросается в глаза, хотя я и получаю информацию в основном через СМИ, поведение тренеров. Нельзя буквально топить своих же спортсменов какими-то необдуманными высказываниями. Тем самым создаются неприятные прецеденты — это подхватывают журналисты, создается дополнительное давление, эмоциональное напряжение в команде. На мой взгляд, так делать нельзя. Нужно поддерживать спортсменов, а не сваливать на них вину за неудачные выступления при каждом удобном случае.

— Вице-президент СБР Сергей Чепиков объявил, что к тренерскому штабу женской сборной в той или иной роли присоединится олимпийская чемпионка Альбина Ахатова. Как к этому относитесь?

— Мне кажется, это нормальный шаг. Если Альбина, конечно, согласится, хотя в этом у меня большие сомнения. Надо привлекать в команду людей с опытом, которые прошли через все сами. Это лучше, чем звать людей, у которых задача «ставить тачку перед Олимпийским комитетом и уходить в закат». Вот такие шаги в кадровой политике — бред. И если в СБР это осознают и готовы приглашать таких специалистов, как Ахатова, хорошо.

— Также появлялась информация, что СБР сделало приглашение знаменитому норвежцу Ларсу Бергеру, который после размышлений отказался от поста тренера по технике.

— Не считаю, что специалист по технике хода может внести большие коррективы в работу основного состава сборной. Такие тренеры, безусловно нужны, надо расставлять акценты и постоянно работать над техникой. Но кардинально поменять ее у людей в 25-30 лет уже невозможно.

Екатерина Юрлова-Перхт. Фото: Getty Images.

ЛОГИНОВ ДОЛЖЕН РАБОТАТЬ НАД СТРЕЛЬБОЙ

— Можно ли считать, что Логинов по ходу сезона занял в мужской сборной то же место, которое раньше было отведено завершившему карьеру Антону Шипулину?

— Думаю, что нет, да и не надо к этому стремиться. По своему характеру Саша совершенно другой человек, нежели Антон. Другой темперамент, другое поведение. У него свое место, свое имя, и дай бог, свой путь. Сравнивать их, говорить что кто-то лучше, кто-то хуже, некорректно. Логинов — это Логинов, а не второй Шипулин. И у него в сборной свое место, а не то, которое освободилось от Антона.

— В конце сезона внезапно стало казаться, что Логинов не слишком уютно начал себя чувствовать в контактных гонках — спринты у него получались гораздо лучше преследований и масс-стартов.

— Не соглашусь. Скорее, очень хорошо получались как раз спринтерские гонки. В принципе, после удачного выступления всегда происходит выплеск эмоций, некоторое опустошение — в общем, дополнительная психологическая нагрузка. Поэтому речь здесь больше о стабильности. Не о том, что не получаются контактные гонки, а о том, что Саше нужно повышать стабильность. Здорово, что он сейчас второй человек в современном мировом биатлоне, но ошибки, которые Логинов допускает, например, на огневых рубежах, нужно устранять. Тогда он будет еще более конкурентоспособен.

— Логинов — второй после проведшего феноменальный сезон Йоханнеса Бе. Чем объясняете успехи норвежца, выигравшего 16 личных гонок за год?

— Талант, система и тренер. У норвежцев, безусловно, своя система подготовки, национальная школа. Достаточно посмотреть, как все они — и лыжники, и биатлонисты — стоят на лыжах. Стиль очень похож. А Йоханнес плюс ко всему еще и несомненно одаренный спортсмен. И его талант заключается не только в способностях, но и в желании работать и преодолевать себя на тренировках. Ну и надо отметить роль, которую в успехах норвежцев играет французский тренер Зигфрид Мазе, он уже несколько лет работает в сборной. Думаю, он несомненно что-то новое привнес, потому что тот же Бе стал стрелять гораздо стабильнее.

— Мартен Фуркад, для которого почти весь сезон стал одной большой неудачей, еще вернется на прежний уровень?

— Очень бы хотелось. Я искренне надеялся, что взятой в феврале паузы ему хватит, чтобы восстановиться и подготовиться к чемпионату мира. Но не получилось. Желаю Мартену не сломаться психологически, пережить горечь этих поражений и на следующий вернуться в строй. Это поднимет уровень интриги и пойдет на пользу всему мировому биатлону.

— В России тоже есть спортсмен, у которого концовка сезона сложилась неудачно — Евгений Гараничев. После опоздания на старт на Кубке мира, лишнего штрафного круга в преследовании на ЧМ и отказа бежать эстафету он стал в глазах болельщиков каким-то трагикомическим персонажем. Это скажется на будущем сезоне?

— Нет, он начнется с чистого листа. Просто, когда спортсмен находится в таком состоянии, что-то забывает перед стартом или после него, должны быть люди, которые его наставляют. Лишний раз что-то напомнят, проконтролируют, проводят. Ничего страшного в этом нет. А Евгению надо все это забыть и спокойно готовиться. Чем меньше мы будем вспоминать эту тему, тем лучше для Гараничева.

Евгения Павлова. Фото: Getty Images.

ДЕНЬГИ РЕШАЮТ МНОГОЕ, НО НЕ ВСЕ

— У женщин в топ-10 общего зачета Кубка мира россиянок не оказалось, зато лидер сборной Юрлова-Перхт привезла личную медаль с чемпионата мира.

— Еще раз скажу, что Екатерина — молодец. Она заслужила эти успехи, потому что прекрасный человек и трудяга. У Юрловой не все получалось по ходу карьеры, но она усердно и целеустремленно тренировалась, преодолевала трудности, и за это ей воздалось. Перед Катей все должны снимать шляпу — она может быть примером для подражания для многих молодых биатлонистов. Что касается остальных, то в ряде стартов неплохой потенциал показывала Светлана Миронова, особенно ходом, а дальше — пропасть. И в ней ничего не проглядывается. Да еще и этот нелепый допинговый скандал с Маргаритой Васильевой. Это просто нечто.

— Зато Евгению Павлову IBU отметил призом «Новичок сезона».

— А что такого Павлова сделала? Хорошо пробежала два старта в начале сезона? А дальше что, были у нее выступления, за которые можно было порадоваться? Что-то я не особо заметил. Может, среди новичков она, конечно, и лучшая. Но мне кажется, Жене еще надо много работать и тренироваться.

— Перед началом сезона было много разговоров о новой системе отбора в команду — она оправдала себя?

— Нет ни одной системы, которая бы устраивала всех. Поэтому принципы отбора, на мой взгляд, должны быть вторичны. Это, скорее, инструмент. А первичны — те самые критерии оценки успешности сезона. И здесь мы возвращаемся к тому, с чего начинали. Когда объективно можно оценить выступление по конкретным показателям, и сказать, что оно было успешным — значит, и система отбора была нормальная. Если нет — то она была не оптимальной. Если опять же во главу угла ставить выступления на чемпионате мира, то система сработала.

— Просто, например, большие вопросы возникли на этапе в Холменколлене, где блиставшие на Кубке IBU спортсмены не попали по итогам спринта даже в топ-60 и не побежали пасьют. Тот же Антон Бабиков.

— Но ведь он заслужил это право. На заключительный этап Кубка мира всегда лучшие из Кубка IBU получают дополнительные квоты. Ну вот, пробежали. Мы увидели уровень наших спортсменов, которые сейчас являются лидерами второго эшелона. Которые в том числе побеждали и на Универсиаде — Никита Поршнев, Эдуард Латыпов. Вот это сейчас их места на Кубке мира. И это даже хорошо. Чтобы корона раньше времени на голове не оказалась. Чтобы они поняли, что их успехи — это замечательно, но на Кубке мира надо сбросить еще вагон и маленькую тележку, чтобы конкурировать. Вообще, биатлон достаточно затратный вид спорта — оружие, патроны, сервис. И мало кто может позволить себе держать такую длинную скамейку запасных, как у сборной России. У нас она действительно очень длинная, выделяются солидные средства на подготовку такого количества спортсменов. Мне кажется, ни в одной стране мира таких условий нет. Поэтому мы уровнем ниже Кубка мира безусловные лидеры. А в высшей лиге пока так не получается. Потому что не все решают деньги. Многое, но не все.