Обратная связь

«Пытался переманить Юскова в велоспорт, но тот посчитал, что это авантюра». Интервью Дениса Дмитриева

Бронзовый призёр Олимпийских игр 2016 года и победитель чемпионата мира 2017 года в спринте на велотреке Денис Дмитриев рассказал порталу Team Russia о «громких» тренировках на дому, обмене опытом с представителями других видов спорта, олимпийских планах и мечте вновь завоевать «радужную» майку чемпиона мира по велоспорту.

— Сначала вопрос на тему, уже изрядно набившую оскомину, но по-прежнему сохраняющую актуальность. Где и как переживаете самоизоляцию?

— В начале марта я вернулся из Берлина, где проходил чемпионат мира. С той поры так и сидим почти безвылазно с женой и двумя детьми в своей квартире в московском районе Крылатское. Иногда выходим прогуляться в радиусе ста метров, но сыну этого явно не хватает. Столько шишек уже себе набил!

— Сколько детям лет?

—  Сыну Дмитрию три года и семь месяцев, а дочке Виктории – восемь месяцев. Пацану хочется играть, двигаться. Он экспериментирует, залезая на диваны и прыгая с них. Пришлось даже посетить травмпункт после того, как разрешил ему покататься дома на велосипеде.

— Что случилось?

— Нога застряла между рамой и шатуном — местом, где крепится педаль. Мы очень испугались, когда нога побелела и припухла. Но, к счастью, никаких повреждений. Уже в скором времени Дмитрий Денисович наступал на нее, не испытывая дискомфорта.

СТАРАЮСЬ ОПУСКАТЬ ШТАНГУ МЯГЧЕ, А ТО У СОСЕДКИ СНИЗУ ДРЕБЕЗЖИТ ПОСУДА

— Вам, между тем, покататься дома на велосипеде никак не удастся. Как выходите из положения?

— На самом деле мне очень повезло: тренерский штаб моей команды «Газпром-РусВело» проявил дальновидность. Еще до того, как ввели жесткие карантинные меры, было приобретено оборудование, без которого немыслимо проведение полноценных домашних занятий. Это силовая рама, штанга и блины на 200 килограммов. А профессиональный велотренажер, на котором можно имитировать все трековые тренировки, у меня уже был. Не трек, конечно, но самое близкое к нему из того, что придумали на сегодняшний день. По большому счету созданы все условия.

Тем не менее, в психологическом плане тренировки в четырех стенах даются тяжело. У нас такой вид спорта, в котором важны концентрация и настрой, дома же я привык исключительно расслабляться.

— Занятия со штангой соседям не докучают?

— У нас есть упражнение: штанга ставится на упор, а ноги в коленном суставе согнуты почти на 90 градусов. Из этого положения надо резко встать и поставить снаряд обратно на упор. Естественно, когда 200 килограммов соприкасаются с металлическим упором, удар получается не только сильным, но и громким. Соседка снизу приходила, говорила, что у нее на кухне дребезжит вся посуда. Я не эгоист, и к просьбам женщины прислушался – стараюсь опускать штангу мягче, несмотря на то, что теперь выполнять упражнение приходится с большим усилием.

— Сколько времени ежедневно уделяете тренировкам?

— Иногда бывает, что и по пять часов занимаюсь, но обычно — полтора-два часа. Минимальные задачи, стоящие передо мной, я в полном объеме выполняю. Конечно, это не может сравниться с тем, чтобы я делал бы на велотреке и в спортзале. Но возьмите, к примеру, пловцов – они находятся в значительно худших условиях. Без бассейна им никак, джакузи его не заменит.

МИНСПОРТА И «ГАЗПРОМ» ФИНАНСИРОВАНИЕ НЕ СОКРАТИЛИ

— Когда в стране спортивная жизнь встала на паузу, пошли разговоры об урезании контрактов из-за вынужденного простоя. Вас такая участь не коснулась?

— Не скрою, мы сильно нервничали по этому поводу. Вся наша программа подготовки и соответственно бюджет были рассчитаны на олимпийский цикл. Сначала переживали, что произойдет сокращение зарплаты по линии минспорта, но там заверили, что все останется, как есть.

Основные треволнения были по поводу нашего основного спонсора – компании «Газпром». У нас есть перед ним определенные обязательства: мы должны не только брать, но и отдавать, показывая результаты на крупных соревнованиях. А что сейчас мы можем дать взамен, кроме фотографий в соцсетях?

Однако две недели назад во время собрания, которое впервые проходило в непривычном для меня режиме онлайн-конференции, генеральный директор команды Ренат Хамидулин успокоил гонщиков. Наш спонсор не только сохранил текущее финансирование, но и продлил его до лета 2021 года, то есть до Олимпийских игр в Токио.

— С представителями других видов спорта делитесь методикой домашних тренировок?

— Конечно. Мне звонят многие ребята, интересуются, как лучше выполнить то или иное упражнение. У каждого своя специфика, но есть и общие моменты. Часто контактирую с двукратной чемпионкой Олимпийских игр по синхронному плаванию Аллой Шишкиной, а также со своим тезкой и другом, трехкратным чемпионом мира по конькобежному спорту Денисом Юсковым.

— Кстати, история знает немало случаев, когда спортсмены успешно выступали и в коньках, и в велоспорте. Взять, к примеру, американку Шейлу Янг, ставшую чемпионкой мира и на конькобежном овале и на велотреке. У вас никогда не возникало желания попробовать силы на катке?

— Сразу замечу, что чаще переходят из коньков в велосипед, а не наоборот. Моя жена Татьяна – бывшая конькобежка, и для меня этот вид спорта весьма интересен. Попробовать было бы любопытно, но у конькобежцев очень сложная техника бега и прохода виражей. У них занятия на велосипеде — базовая часть подготовки. Я же на льду, наверняка, буду выглядеть как корова.

— А Дениса Юскова не пытались агитировать?

— Не поверите, но Денису я много раз предлагал сменить специализацию. После Олимпийских игр 2012 года в Лондоне, когда несколько человек ушли на спортивную пенсию, в командном спринте был нужен выносливый спортсмен на третий круг. О вакансии я рассказал Юскову, но тот так и не решился, посчитав это авантюрой.

ПЕРЕНОСУ ИГР ДАЖЕ ОБРАДОВАЛСЯ

— На днях министерство спорта России обнародовало первые шаги по выходу из карантина. В их числе – разрешение на тренировки для членов сборных. Что в ваших планах?

— Все будет зависеть от того, когда заработает велотрек в Крылатском. Открыт велотрек в Санкт-Петербурге, но пока туда можно отправиться только за свой счет. Не исключено, что полетим в Омск, где велотрек пустует. Он как нельзя лучше подходит для тренировок. К сожалению, остальная инфраструктура в этом городе подкачала. Нет спортивного зала, да и дороги находятся в разбитом состоянии.

— Что можете сказать о контурах нового сезона?

— Для нас главный старт – чемпионат Европы. По предварительным данным, он пройдет с 14 по 18 октября в Болгарии. До этого мы должны принять участие в чемпионате России. Начнем же сезон в сентябре туром трех треков. Обычно эти соревнования, традиционно пользующиеся уважением у зарубежных гонщиков, проходят в мае с разницей в четыре дня в Туле, Москве и Санкт-Петербурге, но сейчас, по известным причинам, они перенесены на начало осени.

К счастью, свою основную задачу, а именно завоевание олимпийских лицензий, мы решили еще до начала коронавирусной пандемии. Для спринтеров отбор на Игры в Японию заканчивался вместе с берлинским чемпионатом мира – 2 марта. В Токио мы будем представлены в кейрине, личном и командном спринтах. Те же соревнования, которые состоятся в этом году, будут интересны для проверки формы и дополнительного набора опыта.

— Получается, перенос Олимпийских игр по вам не ударил? Как же вы его восприняли?

— В плане результатов минувший сезон выдался для меня, тьфу-тьфу, неплохим: серебро в кейрине на чемпионате Европы в Апелдорне, два бронзовых подиума на Европейских играх в Минске, ряд успешных выступлений на этапах Кубка мира. Но в целом год получился скомканным: то заболел, то сорвалось важное тренировочное мероприятие — не удалось выехать заранее на подготовку к Кубку мира в Новой Зеландии. Улетели уже под самый старт, добирались двое суток, да еще на месте подхватил синусит. Поэтому, когда узнал о переносе Игр, даже немного обрадовался. Будет время спокойно, с расстановкой приоритетов, планомерно подготовиться к ним, проанализировать ошибки.

Фото: Андрей Голованов.

ПЕРКИНС ЗАСТАВИЛ ШЕВЕЛИТЬСЯ ПАРТНЕРОВ ПО НОВОЙ СБОРНОЙ

— В каких видах олимпийской программы вы намерены выступить в Токио в 2021 году?

— Буду нацеливаться на все. Индивидуальный спринт – мой коронный вид, а в кейрине здорово прогрессировал в прошедшем сезоне. Считаю, что у нас есть хорошие шансы побороться за бронзу в командном спринте. Не забывайте, что на Олимпийские игры спортсмены иногда приезжают в ранге фаворитов, но потом возвращаются ни с чем. На Играх в Лондоне, например, случился казус с китаянками: они ожидаемо выиграли командный спринт, однако позднее были дисквалифицированы за нарушение правил передачи эстафеты.

— Чем объясните свое неудачное выступление на чемпионате мира в Берлине?

— С одной стороны, предстоит еще очень много работы, с другой, были и объективные причины. В четвертьфинале кейрина собрался сильный состав участников во главе с четырехкратным чемпионом мира из Голландии Джеффри Хугландом и двукратным чемпионом планеты немцем Штефаном Беттихером. В командном спринте не повезло с сеткой — в полуфинале попали на голландцев. Проиграв заезд, показали хорошее время, но это было слабым утешением.

— На ваш взгляд, двукратный чемпион мира из Австралии Шейн Перкинс, получивший в августе 2017 года российское гражданство, усилил нашу национальную команду?

— Он заставил шевелиться многих спортсменов, которые думали, что в сборной их никто не поджимает. Единственное, что мешает ему раскрыться в полной мере, – собственное видение подготовительного процесса. По сей день он не может найти общий язык с нашим тренерским штабом. Но перед чемпионатом мира в Берлине я заметил у него позитивные сдвиги в плане кондиций, и мне кажется, что Перкинс будет конкурентоспособным в борьбе за место в составе команды на Игры в Японию.

У ШОССЕЙНИКОВ ПОБЕДА НА ЧЕМПИОНАТЕ МИРА ПРЕСТИЖНЕЕ, ЧЕМ НА ОЛИМПИЙСКИХ ИГРАХ

— Следите за тем, как развиваются события в профессиональном велошоссе? Имею в виду перенос основных гонок сезона на более поздние сроки.

— Там творится небольшой кошмар. «Тур-де-Франс» пройдет с 29 августа по 20 сентября, а в день финиша «Большой петли» начнется шоссейный чемпионат мира. Не представляю, как гонщики будут разрываться. Складывается впечатление, что в Международном союзе велосипедистов работают люди, ни разу не сидевшие на велосипеде.

Для профессионалов «Тур-де-Франс» — очень значимая гонка. На основании ее результатов они ведут переговоры о контрактах и спонсорской помощи.

Вместе с тем кто-то из спортсменов хочет выиграть чемпионат мира в национальной форме. Однако они окажутся связанными по рукам и ногам обязательствами перед своей командой. Естественно, гонщики будут делать выбор в пользу «Тура», после которого приехать на чемпионат мира в оптимальной форме никак не получится. А ведь у шоссейников считается, что победить на чемпионате мира даже престижнее, чем на Олимпийских играх.

— Вам уже 34 года. Не задумывались о том, чем будете заниматься впоследствии?

— Единственная цель, сидящая сейчас в моей голове, – Игры в Токио в 2021 году. Скорее всего, эти Олимпийские игры станут последними в моей карьере. Не скрою, что еще мне хочется победить на чемпионате мира и завоевать так называемую «радужную» майку. Это белая веломайка с полосками цветов олимпийских колец. Победитель чемпионата мира должен в ней выступать и тренироваться весь следующий сезон, и все будут знать, кто едет рядом.

Фото: из личного архива.

— Чтобы все это осуществить, требуется главное – победить пандемию коронавируса. По-вашему, какой будет после нее наша жизнь?

— Если смотреть на происходящее глазами профессионального спортсмена, то изменения будут. Не все смогут выбраться из этой ситуации без потерь. По собственным наблюдениям знаю, что много атлетов самого высокого уровня в разных видах спорта напрочь лишены профессиональной ответственности. Люди привыкли работать из-под палки. Им надо, чтобы рядом всегда находился тренер, который гладит по голове, жалеет или ругает. Я не вижу в этом ничего плохого, но пандемия, во время которой надо принимать самостоятельные решения, подкосит их очень сильно.

Кроме того, люди будут внимательнее относиться к своему здоровью, тщательнее следить за соблюдением элементарных санитарно-гигиенических норм. Да, мир прежним уже не будет, но и апокалипсиса ждать не стоит. Все вернется в привычное русло, а это время останется только в учебниках истории.

Перейти к верхней панели