Обратная связь

«Ротор» был сильнейшей командой страны в 96-м». Мнение Рохуса Шоха

Интервью порталу Team Russia дал член исполкома Российского футбольного союза (РФС) Рохус Шох, который в общей сложности два десятка лет посвятил волгоградскому «Ротору». Он один из тех, с кем связаны успехи этого клуба, дважды (1993, 1997) становившегося серебряным призером чемпионата России и один раз (1996) – бронзовым.

— «Ротор» решительно ворвался в элиту отечественного футбола в 93-м. Клуб, годом ранее занявший скромное 12-е место, финишировал в национальном чемпионате вторым вслед за «Спартаком», у которого тогда не было в стране реальных конкурентов. При этом он встал ступенькой выше московского «Динамо» Валерия Газаева, в составе которого были такие мастера, как Добровольский, Симутенков, Тетрадзе, Ковтун, Калитвинцев, Черышев. По прошествии почти 30 лет как вы объяснили бы тот взлет команды?

— Можно говорить о том, что были подобраны интересные исполнители и создан хороший коллектив, рассуждать о заслугах руководства и тренеров, о мощной поддержке со стороны десятков тысяч болельщиков. Вместе с тем я всегда считал и считаю, что главным творцом успехов «Ротора» был экс-губернатор Волгоградской области Иван Петрович Шабунин, светлая ему память. Это тот редкий случай, когда руководитель региона сыграл решающую роль в становлении футбольного клуба.

РАБОТА СО СПОНСОРАМИ – ВОЛГОГРАДСКАЯ ВЕРСИЯ 90-х

— Шабунин не был ярым болельщиком, как, скажем, Владимир Васильевич Щербицкий, первый секретарь ЦК Компартии Украинской ССР, — вспоминает Шох. — Но это был мудрейший человек. Он прекрасно понимал, какая тяжелая ситуацию сложилась в стране в 90-е годы, и считал, что городу нужен сильный объединяющий фактор. Таковым стал футбольный клуб «Ротор».

В то время, когда не было денег в бюджете государства, когда страна получала помощь от Международного валютного фонда, каждый регион выживал самостоятельно. Шабунин был убежден, что футбольный клуб способен снимать в обществе негатив. Люди приходили на стадион, радовались и получали положительный заряд, поскольку команда в основном выигрывала. Это вселяло в них оптимизм, помогало находить в жизни стимулы.

Тысячи мальчишек в регионе стали бредить футболом. И это тоже прекрасно, потому что футбол отвлекал ребят от «улицы». Проблема ее пагубного влияния есть всегда, но в трудное время она стоит особенно остро.

— «Текстильщик» из Камышина, что в Волгоградской области, к слову, тоже великолепно выступил в 1993 году, заняв высокое 4-е место и завоевав путевку в Кубок УЕФА.

— В этом также была заслуга Ивана Петровича.

— Кто же оплачивал праздник?

— Хотел бы развенчать миф о том, что «Ротор» был частным клубом. Это бред. Бывший президент Владимир Горюнов не имел никакого бизнеса. «Ротор» был на 100 процентов бюджетным клубом.

Другое дело, что Шабунин умел привлекать спонсоров, говоря современным языком, пусть в 90-е годы иногда финансовая поддержка оказывалась наличными. Благодаря тому, что он находил средства на стороне, прямых бюджетных вливаний было немного.

С одной стороны, бюджет и не располагал большими возможностями, с другой, губернатор не хотел создавать для команды неблагоприятный общественный фон: мол, футболисты живут за счет простых людей. Поэтому он убеждал так называемых «красных директоров» и новых предпринимателей изыскивать определенные средства на спорт и конкретно на содержание «Ротора». Это давало свой эффект.

Конечно, клубные бюджеты того времени не сравнить с астрономическими цифрами сегодняшнего дня. Чтобы создать хорошую команду, не требовалось огромных денег. Но их все-таки нужно было найти. Шабунин решал этот вопрос.

Впрочем, вся команда работала слаженно: Горюнов, который в то время был полон энергии и стремления чего-то добиться, тренеры Владимир Максимович Сальков, приведший «Ротор» к серебряным медалям 1993 года, сменивший его Виктор Евгеньевич Прокопенко. Безусловно, свой вклад внесли и игроки.

Рохус Шох (справа) назначен советником президента РФС Александра Дюкова. Фото uffc.ru

ВЕРЕТЕННИКОВ ПОДОШЕЛ БЫ ДЛЯ СБОРНОЙ, ЕСЛИ БЫ ПЕРЕЕХАЛ В МОСКВУ

— И все же в сезоне-1992 волгоградский клуб даже не попал в финальную восьмерку (на предварительном этапе 20 команд были разбиты на две группы – Прим. Team Russia), а спустя год стал вторым. Как удалось совершить рывок наверх?

— Уже в 91-м году в «Роторе» была собрана отличная команда: Игорь Ледяхов, Юрий Калитвинцев, Валерий Клейменов, Юрий Гудименко, Владимир Геращенко… По ходу сезона к ним присоединились Александр Шмарко и пришедшие из днепропетровского «Днепра» опытные Антон Шох и Евгений Яровенко. Эта команда уверенно выиграла турнир в первой союзной лиге и могла выстрелить в высшей. Думаю, ей было под силу бороться за место в тройке. Но, к сожалению, в силу ряда причин многих игроков удержать не удалось (сказалась, в частности, размолвка между Горюновым и главным тренером Леонидом Колтуном, который до «Ротора» работал в «Днепре» — Прим. Team Russia).

После этого быстро была создана новая команда. К оставшимся Геращенко, Шмарко, Валерию Бурлаченко и другим в 92-м году добавились Олег Веретенников, Владимир Нидергаус, Валерий Есипов, Сергей Жуненко, Александр Ещенко.

Беспредел 93-го: неумолимый «Спартак» и карма дальневосточного футбола

Веретенников, Нидергаус и Есипов составили великолепный атакующий трезубец. Это были три футболиста, совершенно не похожих друг на друга – и по технике, и по физиологическим особенностям, и по игровому мышлению, и по ментальности. При этом они хорошо взаимодействовали. Было очень сложно построить против них игру в обороне. Под их «горячую ногу» попадали соперники не только в России, но и за рубежом, включая знаменитый «Манчестер Юнайтед», который «Ротор» выбил осенью 1995 года из Кубка УЕФА. Это были игроки реально высокого уровня, и мне до сих пор жаль, что ни один из них не проявил себя в сборной России.

— Почему, на ваш взгляд?

— Пусть это останется на совести тренеров, но я считаю, что они были достойны выступать в национальной команде, как и Володя Геращенко, которого я приглашал из «Днепра». Он служил цементирующим звеном «Ротора». Более того, считаю, что в то время это был вообще лучший центральный защитник страны.

Чушь, когда говорят, что Веретенников не подходил под некую модель. Если бы он играл в московском клубе, то подошел бы. Все специалисты это прекрасно понимали.

Справедливости ради надо сказать, что тогда конкуренция в составе сборной была высочайшей. Ведь в российском чемпионате оказались собраны лучшие футболисты со всего постсоветского пространства. Это было наследие еще советского футбола. На международной арене в начале 90-х из бывших союзных республик была представлена только Россия, что, понятно, притягивало в нее игроков. Другой вопрос, что по разным причинам сборная не добилась тех успехов, которых могла бы добиться. Но уровень игроков был высок – это факт.

Олег Веретенников. Фото «СЭ»

КРИМИНАЛ ЗА «РОТОРОМ» НЕ СТОЯЛ

— Насколько трудно было привлечь в «Ротор» его чудо-тройку?

— За Веретенниковым я следил, еще работая в «Днепре». Молодой парень забил под 30 мячей, выступая за ростовский СКА в первой и второй лигах, так что его бомбардирские качества были известны. Подумывали его в «Днепр» пригласить. Но он вернулся в «Уралмаш». Помню, ездил насчет него в Екатеринбург, который тогда еще назывался Свердловском. Хотя, что и говорить, это было весьма рискованно.

— Семь лет назад Веретенников рассказывал в интервью сайту championat.com, как после отъезда в Волгоград к нему наведывались бандиты. В первый раз сломали руку и били битой по ноге, во второй – облили его и дочку кислотой…

— Мне не хотелось бы затрагивать эту тему.

— Так или иначе, за некоторыми футбольными клубами в то время стояли криминальные структуры, не так ли?

— Да. Всякие случались ситуации. Но за «Ротором», уверяю, никакого криминала не стояло. Это была областная команда на все сто процентов.

— Хорошо, не будем о грустном. Как состоялся переход Есипова, на которого тогда ФИФА наложила дисквалификацию?

— Из-за него несколько раз летал в Киев, где вел переговоры с первым президентом «Динамо» Виктором Безверхим. Уроженец Курской области, Есипов сыграл в 1992 году несколько матчей за воронежский «Факел» и отправился посреди сезона из Воронежа в киевский клуб. За него он тоже успел провести несколько игр, пока не запретили играть.

Между тем нам удалось убедить игрока перейти в «Ротор». С киевлянами вопрос был решен полюбовно. Параллельно урегулировали вопрос с дисквалификацией. Следует отметить, что в обоих трансферах – и Веретенникова, и Есипова – большую роль сыграл президент Горюнов.

Что касается Володи Нидергауса, то его переход – моя инициатива от начала до конца. Этим делом я занимался сам. И Горюнов, и Сальков, и Прокопенко доверяли мне как профессионалу. Мое мнение при переходах игроков всегда имело первостепенное значение.

— Какую же должность вы в ту пору занимали?

— Начальника команды. При этом был единственным селекционером. Если разобраться, выполнял функции технического, исполнительного и спортивного директоров – все в одном лице. Это сейчас в клубах куча должностей. Тогда уровень оптимизации был высокий (смеется).

Рохус Шох (слева) и Виктор Прокопенко. Фото rotor-fc.com

В РЕГИОНАХ ЛЮБИЛИ КЛУБ, БРОСАВШИЙ ВЫЗОВ СТОЛИЦЕ

— Когда, на ваш взгляд, «Ротор» был ближе всего к чемпионству? В 1996-м, когда лидировал за три тура до конца чемпионата и занял только 3-е место?

— В принципе, да. В 97-м проиграли дома в последнем туре «золотой» матч «Спартаку» (в случае победы «Ротор» обходил красно-белых, но со счетом 2:0 верх взяли москвичи – Прим. Team Russia).

А в 96-м мы долго лидировали, оставались на первом месте даже после поражения во Владикавказе. Подвел финиш (в 32-м туре «Ротор» сыграл вничью 0:0 в Новороссийске, а потом в предпоследнем туре потерпел поражение 0:2 в Москве от «Локомотива» — Прим. Team Russia). Хотя по всем показателям – составу, игре, опыту – «Ротор» был в том сезоне сильнейшей командой страны. Специалисты это вам подтвердят. Он заслуживал чемпионского звания, но в концовке забуксовал.

Может быть, сказалось то, что летом был перегружен календарь. Клуб заявился в Кубок Интертото, и в июле-августе в жаркую погоду пришлось играть в основном в графике «через два дня на третий». При этом совершать перелеты.

Кроме того, игрокам, возможно, не хватило психологии победителя. Основным конкурентом считали «Аланию», где-то рядом видели «Динамо». Пока разбирались между собой, из-за спины вдруг выскочил дерзкий «Спартак». В нем было много молодежи, тем не менее, дух победителя, видимо, сказался.

Хотя до «золота» мы так и не дотянулись, «Ротор» 90-х все равно вошел в историю. Многие до сих пор с ностальгией вспоминают тот коллектив. Часто «Спартак» называют «народной командой». Но в то время во всех регионах по-настоящему тепло относились именно к «Ротору». Где бы мы ни играли, нас всегда очень хорошо принимали —  и на Кавказе, и в Сибири, и в центральной части России. Наверное, в провинции многие поддерживали «Ротор» потому, что это был клуб, который бросал вызов столице.

Удивительно, но даже в Санкт-Петербурге, а «Зенит» для «Ротора» в те годы был удобным соперником, в том числе на выезде, болельщики хорошо к нам относились, желали всяческих успехов в борьбе со «Спартаком». Важно, что та команда не только показывала результат, но и демонстрировала очень яркую, быструю, атакующую игру, не ставила, как сейчас говорят, «автобусов» у своих ворот. Во всех городах это видели и поэтому искренне нас поддерживали.

Перейти к верхней панели