Обратная связь

Станислава КОМАРОВА: «МНЕ НРАВИТСЯ ТРЕНИРОВАТЬ. В ВОДУ И НА ТЕЛЕВИДЕНИЕ СОВСЕМ НЕ ТЯНЕТ»

На чемпионате мира по водным видам спорта в корейском городе Кванджу - разгар плавательного турнира. Team Russia поговорил с призером чемпионатов мира и Олимпийских игр Станиславой Комаровой.

Из этого интервью вы узнаете:

  • почему азиатский регион с каждым годом принимает все больше спортивных соревнований,
  • как за последнее время изменились пловцы,
  • зачем Станислава Комарова открыла свою школу
  • отдаст ли спортсменка своего сына в большой спорт

В АЗИИ СПОРТСМЕНОВ НОСЯТ НА РУКАХ

— Чего ожидаете от стартовавшего чемпионата мира?

— Чемпионат мира, который проходит за год до Олимпиады, становится репетицией и считается самым сильным: опытные спортсмены набирают форму, просыпаются молодые ребята. Поэтому я думаю, что результаты будут высокими. Если говорить про нашу команду, то она сильна, как никогда раньше. И в последние годы наши ребята показывали прекраснейший результат. О чем говорят те же медали на прошлом чемпионате мира. Очень приятно, что появляются молодежь: Дарья Васькина, которая выиграла юношеский чемпионат Европы, Андрей Минаков. Считаю, что в таком юном возрасте молодым людям немного легче с точки зрения психологии. Они выходят исключительно для того, чтобы показать максимальный результат. Говорю это, основываясь на собственном опыте. И я считаю, что именно от этих ребят стоит ожидать сюрпризов.

— Не думаете, что им будет тяжело перестраиваться с одних соревнований на другие?

— Ребята ездят на Кубки мира. Где один из этапов проходит в Италии, а через две недели ты уже должен быть в Японии. Поэтому многие к этому привыкли, и проблем в том числе и с акклиматизацией быть не должно. Во-вторых, пик формы можно удерживать в течение месяца. А, в-третьих, участвовать на двух соревнованиях подряд легче с психологической точки зрения. Они уже стояли на пьедестале, выигрывали золото, они уже проверили свои силы, пусть и на первенстве Европы. Опять же, если говорить про меня, то когда я приезжала с юношеского чемпионата Европы на взрослые соревнования, ничего от себя не требовала. Потому что основную задачу — одержать победу среди юношей – уже выполнила. Однако при этом в тот год  на взрослом чемпионате Европы я попала в финал с худшим, восьмым, временем, а затем на драйве и адреналине смогла победить. Чего-то подобного, мне кажется, нужно ждать и от наших молодых ребят на этом чемпионате мира.

— Сейчас большое количество спортивных соревнований проводится в азиатских странах.С чем это связано, на ваш взгляд?

— Сколько бы раз мы не приезжали в Азию нас постоянно встречали как звезд шоу-бизнеса, показывали по телевизору, и туда действительно было приятно ездить. Кроме того, я нигде не встречала такого отношения к спорту, как в азиатских странах. Когда ты приезжаешь на Кубок мира в европейскую страну, зачастую организаторы не задумываются о том, как спортсмены будут добираться до бассейна и нам приходилось ездить на метро. А в Азии тебя везде встречают, провожают, носят на руках. И очевидно, что если встает выбор куда поехать, любой спортсмен и человек выберет место, где ему комфортнее.

— А какие проблемы связаны с этим регионом? К примеру, многие европейцы жалуются на питание.

— В мое время там была отличная русская кухня. Сейчас, я думаю, все стало только лучше. Единственная проблема для русских ребят, что туда далеко лететь, а так там все отлично. Но важно помнить, что мы едем туда не отдыхать, а работать и показывать результат. И когда ты находишься на пике своей формы — ты проплывешь хорошо везде, независимо от окружающих условий

— Многие спортсмены говорят, что помнят исключительно атмосферу вокруг соревнований. А сами заплывы не помнят. Вы свои соревнования помните отчетливо?

— Я помню свои соревнования и свои ощущения, потому что это был итог огромного труда, который мы проделывали изо дня в день. Ты сконцентрирован только на том, чтобы отстоять честь своей страны, усовершенствовать свои результаты и лишний раз доказать, что ты лучший. А вот атмосферу запоминаешь не так ярко. К примеру, когда мы были на соревнованиях в Китае, только единицы смогли доехать до Великой Китайской стены.

НАШИМ ТРЕНЕРАМ НАДО СТАВИТЬ ПАМЯТНИКИ

 — Какой вы видите нашу сборную прямо сейчас?

— Я считаю, что наша команда такой сильной, как сейчас, никогда не была. За этот олимпийский цикл появилось огромное количество сильных ребят, а те, спортсмены, которые были, стали еще сильнее. Поэтому большего и не пожелаешь. Начиная с 2000-х годов у нас на Олимпийских играх в плавании было максимум четыре медали. Сейчас мы не просто в состоянии выходить на старт, но и в состоянии побеждать. Психологический барьер, который был у ребят раньше, пропадает. Они выходят и не боятся вставать и побеждать. На мой взгляд, это самое главное. И я думаю, что если так пойдет и дальше, то вскоре мы станем сильнейшей плавательной державой.

— С чем связан этот подъем в плавании?

— У нас есть огромное количество грамотных специалистов. И не только старая гвардия, но появились и молодые тренеры, которые готовы воспитывать серьезных спортсменов. И объединившись, это новое и старое поколение, дают тот результат, который мы видим на сегодняшний день. И я считаю, что тем тренерам, которые ездят со своими спортсменами, долгое время не видят семьи, надо поставить памятники.

— Сами спортсмены ведь тоже изменились — стали более открытыми.

— Да. В мое время у спортсменов было как-то непринято давать интервью, сниматься в журналах, потому что считалось, что это отвлекает.Но сейчас ребята из сборной совершенно по-другому стали себя вести со СМИ: они спокойно дают интервью, никто никуда не убегает.

 В ВОДУ МЕНЯ СОВСЕМ НЕ ТЯНЕТ

— На данный момент вы работаете тренером в созданной вами спортивной школе Станиславы Комаровой. Расскажите поподробнее

— Школа существует уже 6 лет. Благодаря упорному труду она уже набрала определенный уровень.Я сама стою на бортике, тренирую детей и в этом году моя 14-летняя ученица заняла второе место на первенстве России. И я горжусь тем, что у меня есть такие спортсмены, тем, что я продолжаю дело Геннадия Турецкого и Алексея Красикова. Раньше я никогда не думала, что смогу быть тренером и не собиралась им становиться. Я работала на телевидении и меня все устраивало. Но ощутив эту неповторимую детскую энергетику, захотела помогать ребятам.

— Как пришла к вам идея организовать свою школу плавания?

— Это было совершенно случайно. Мне позвонила подруга, сказала, что открылся новый бассейн. Мы приехали туда с мужем и подумали о возможности открыть школу. Организовали набор, но ничего серьезного не ждали. Но получилось так, что на первый просмотр пришло около 80 детей и соответственно порядка 120 родителей. После окончания просмотра я вышла в холл бассейна «Динамо» встала на стул и начала рассказывать этой огромной толпе родителей про каждого ребенка. И в тот момент я поняла, что мне это приносит нереальное удовольствие.

— Слышал, что недавно вы объединились с Училищем олимпийского резерва и теперь ваши дети смогут жить и тренироваться в одном месте.

— Такой возможности нет ни у одной коммерческой школы. Когда у меня родилась эта идея, она была на уровне фантастики. Но благодаря неравнодушным людям это стало реальностью. Сейчас я буду выбирать спортсменов для экспериментальной группы. Состав будет меняться, потому что не все выдержат нагрузки, а кто-то захочет после 11 класса уйти учиться. Но в целом основной состав, который я буду готовить, сохраниться и уже в ближайшие 4 года можно будет увидеть плоды. И в любом случае это большой шаг не только для меня, как тренера, но и вообще для московского спорта.

— Какие планы на дальнейшее развитие школы?

— У меня много планов. В любом случае с бортика я пока уходить не планирую. Хочу тренировать ту группу, которую набрала 6 лет назад. Я их доведу до логического завершения. Понятно, что не все рождаются олимпийскими чемпионами. Кто-то рождается чемпионами мира, кто-то чемпионом Москвы. Но из-за того, что мне не удалось завоевать золотую олимпийскую медаль, мне очень хочется,чтобы это сделал кто-нибудь из моих учеников. Я не настроена фанатично, и мучить детей не собираюсь, но это моя мечта, и я к ней постепенно иду.

— Не было мысли расширяться и начать воспитывать в вашей спортивной школе детей по другим видам спорта?

— Мой тренер всегда учил, что если ты что-то делаешь, то ты должна делать это хорошо. И так как у меня есть еще ребенок, которому 4,5 года, то хочется быть еще и хорошей мамой. Поэтому пока с меня хватит.

— Кстати, сын уже плавает?

— Да, плавает на спине. Но у нас все без фанатизма. Это его выбор, и у меня нет задачи сделать из него олимпийского чемпиона. Однако если он выберет плавание, то я сопротивляться не буду – наоборот поддержу его и сделаю все, чтобы он занимался спортом. Но только не под моим руководством.

— Что для вас самое трудное в работе в спортивной школе?

— Самое трудное — создать для ребят самые лучшие условия. Я по этому поводу всегда очень переживаю. Некоторые этого не понимают и говорят, что я их балую. Но лучше их буду баловать я, потому что жизнь длинная и непредсказуемая и, возможно, потом их баловать больше никто не будет.

— Что вам больше всего нравится в работе в спортивной школе?

— Отдача от детей. Такой благодарности и такой энергетики, которую я от них ощущаю, я не испытывала нигде. И работа на телевидении с этим сравниться никак не может.

— Вы сами сейчас тренируетесь?

— Плаваю редко, в основном бегаю. С тех пор, как я закончила свою карьеру в плавании, у меня появились небольшие проблемы со здоровьем. Так как я плавала на спине, то мне постоянно приходилось делать гипервентиляцию легких. Из-за этого последние несколько лет у меня было 3 пневмонии. И если я не буду каждый день бегать, то мне будет совсем тяжко. Поэтому стараюсь бегать каждый день по 40 минут. До плавания еще не дошла, но в воду меня особо и не тянет.

Перейти к верхней панели