Обратная связь

Знаменосцы: Алексей Морозов, без которого нельзя представить российский хоккей

Продолжение цикла материалов Team Russia о российских знаменосцах на Олимпийских играх.
Перед Играми в Ванкувере хоккейная сборная России переживала лучший период в своей истории. Только что выиграно два подряд чемпионата мира, Овечкин, Дацюк, Малкин и Ковальчук — в десятке, а то и в пятёрке лучших нападающих НХЛ. Но при всём этом не было никаких сомнений в том, что капитаном сборной на Олимпийских играх станет игрок из КХЛ — Алексей Морозов, который носил литеру «С» и на победных чемпионатах мира.

Морозов — воспитанник «Крыльев Советов». Сетуньского клуба уже десять лет нет в элите, но клубная школа живёт, и в начале 90-х выпустила многих известных игроков. Его отец был тренером в той же школе, а в одной группе с Алексеем занимался его старший брат Валентин, который даже считался более талантливым. При этом Морозов сперва не хотел играть в нападении, предпочитая стоять в воротах. Исправил будущего капитана сборной России его отец. «Он сказал мне: встань к стенке и представь, что в тебя кидают кирпичами». Я подумал: да, ощущения не из лучших», — вспоминал потом хоккеист.

Первым взрослым тренером Морозова стал Игорь Дмитриев: сначала он доверился 17-летнему пацану, и тот набрал 27 очков в 48 матчах, став лучшим новичком МХЛ (тогда чемпионат России назывался именно так). После яркого первого сезона «Питтсбург» выбрал Алексея в первом раунде драфта (причём за год до этого команда также задрафтовала Валентина Морозова). В 1997 Дмитриев, который тогда был главным тренером сборной России, взял Морозова на первый взрослый чемпионат мира — и молодой Алексей стал третьим бомбардиром сборной.

Знаменосцы: Алексей Морозов, без которого нельзя представить российский хоккей. Изображение номер 1
После успешного чемпионата мира «Питтсбург» наконец-то уговорил Морозова попробовать себя в НХЛ — хоть Марио Лемье тогда и пропускал сезон, «Пингвинз» были одними из фаворитов Востока. Морозов забросил шайбу уже в первом матче за океаном против «Лос-Анджелеса», но в сезоне набрал только 26 очков, что не помешало Владимиру Юрзинову вызвать его в сборную на Олимпиаду в Нагано. Морозов был самым молодым в команде, и Алексей Касатонов, один из менеджеров команды, прокомментировал это так: «На мой взгляд, Морозов был сильнейшим тогда [в матче с «Детройтом», когда его просматривали] на площадке и доказал, что способен в одиночку решить исход матча. К тому же в «Питтсбурге» Алексей проходит очень хорошую школу игры в обороне, и это позволяет рассчитывать на то, что он не допустит ошибок в защите во время Олимпиады».

Морозов играл в тройке с Зелепукиным и Титовым и уже в во втором матче группового этапа против финнов забросил победную шайбу — за день до своего 21 дня рождения. Морозов набрал четыре очка за шесть матчей той Олимпиады и удивил очень многих.

Карьера Морозова в НХЛ скакала, как на американских горках. Следующий сезон Алексея за океаном отмечен первым сотрясением мозга и совсем невразумительной игрой. Алексей набрал лишь 19 очков и выдал серию из 45 матчей без заброшенных шайб. Чем меньше россиянин набирает очков, тем меньше получает игрового времени. «Выходил на лёд с тафгаями. Выиграю вбрасывание, а они сразу начинают драку», — вспоминал хоккеист. Через два года Морозов обновил свой персональный антирекорд, забив пять голов за сезон.

Знаменосцы: Алексей Морозов, без которого нельзя представить российский хоккей. Изображение номер 2
Возрождению Морозова помогает возвращение великолепного Марио Лемье: в связке с ним Алексей набрал 49 очков за сезон, а в следующем году вместе с ними в звене стал играть и Алексей Ковалёв — в «Питтсбурге» родилось звено КЛМ-2, которое играло очень ярко, но очень недолго: почти всех скосили травмы. Морозов пропустил почти весь сезон-2002/03, а через сезон «Питтсбург» оказался командой, которой ничего не было нужно — они сливали тот чемпионат.

В 2004-м Морозов приехал в «Ак Барс», который планировал выиграть чемпионат к 1000-летию Казани и слепил хоккейную версию «галактикос» с Хитли, Ковальчуком, Хабибулиным и Ковалёвым. Пусть «Ак Барс» вылетел уже в первом раунде плей-офф, но впечатление от сезона было таким, что Морозов решает остаться в Казани насовсем.

В результате в Татарстане появилось одно из лучших звеньев в истории российского хоккея. Зинэтула Билялетдинов создал звено Зарипов — Зиновьев — Морозов в 2006-м. «Эти трое — Морозов, Зиновьев и Зарипов — были друг другу посланы Богом», — говорил впоследствии другой знаменитый тренер, Владимир Крикунов. В регулярном сезоне суперлиги-2006/07 Морозов набрал невероятные 83 очка, а мог бы ещё больше, если бы как следует постарался в игре против родных «Крыльев Советов», где тогда из-за банкротства играли «зелёные» 17-летние пацаны.

Знаменосцы: Алексей Морозов, без которого нельзя представить российский хоккей. Изображение номер 3
Позже Зиновьев ушёл из «Ак Барса», но это не разрушило магию звена. Морозов, Зарипов и присоединившийся к ним Тони Мортенссон продолжили показывать шикарный хоккей и в 2009-м выиграли для Казани первый Кубок Гагарина.

Вокруг Морозова была выстроена и российская сборная того времени. Сильная, мощная, искристая команда не проиграла ни одного матча на двух чемпионатах мира подряд и летела в Ванкувер с особыми надеждами. Перед вылетом сборной на Игры президента ФХР Владислава Третьяка застал звонок из Олимпийского комитета. Вопрос был один: готовы ли отпустить Морозова на церемонию открытия. Так в истории российских команд появился третий хоккеист-знаменосец. Прежде на церемониях открытия сборную за собой вели легендарный защитник Никита Сологубов и дважды — великий вратарь Владислав Третьяк.

Морозов рассказывал, что перед церемонией волновался, но всё прошло, когда увидел перед собой полный стадион. Перед выходом у капитана сборной было несколько минут, чтобы привыкнуть к новой роли. Несколько советов от Третьяка и организаторов парада — и Морозов оказался на арене. Переполненный олимпийский стадион и телевизионная аудитория в 3,5 миллиарда человек — непередаваемые для Морозова ощущения, запоминающиеся не меньше самых больших побед в карьере, которая останется примером не для одного поколения российских хоккеистов.