Обратная связь

Знаменосцы: несгибаемый чемпион Николай Балбошин и Олимпиада-80

Цикл материалов Team Russia о российских знаменосцах на Олимпийских играх открывает история борца, олимпийского чемпиона Николая Балбошина. Именно он нёс знамя страны на Олимпиаде-80.
«Знамя несёт Балбошин», — произнёс председатель Государственного комитета по физической культуре и спорту СССР Сергей Павлов. За год до этого, на чемпионате мира в Минске, Павлов лично наблюдал, как у Балбошина во время схватки с болгарином Каменом Лазаровым оторвался «большой вертел». До 1975-го ни Павлов, ни кто-то ещё даже не представлял, что это значит. У Балбошина разом оторвались все мышцы правого бедра вместе с куском кости. Тренер Анатолий Парфёнов не поверил, что случилось что-то серьёзное, и крикнул: «Давай вставай!» Николай поднялся, опираясь на одну ногу, собрался продолжить поединок, но Лазаров заметил травму, сходу вынес Балбошина за ковёр и уронил. Николай всё равно выиграл.

Неясно было, продолжит ли Балбошин карьеру или останется инвалидом на всю жизнь. Однако он не просто вернулся, но и нёс в Монреале советский флаг на глазах у Елизаветы II. Именно Сергей Павлов, впечатлённый мужеством Балбошина, выдвинул его кандидатуру в знаменосцы и настаивал на своём мнении до последнего. Самому спортсмену о выборе объявили уже в Канаде, в штабе советской делегации, всего за пару дней до церемонии открытия. «Для меня это оказалось полной неожиданностью, — признаётся Балбошин. — Та сборная состояла из выдающихся спортсменов. Я же был всего два раза чемпионом мира и три — Европы».

Знаменосцы: несгибаемый чемпион Николай Балбошин и Олимпиада-80. Изображение номер 1
Проблемы со здоровьем преследовали Балбошина всю жизнь. Ребёнком он то и дело заражался от старшего брата (тот также увлекался греко-римской борьбой, тогда она ещё называлась классической). Потом у Коли обнаружили шумы в сердце, но он прятал освобождение от физкультуры и не пропускал уроков, а «после нескольких лет занятий борьбой про сердце забыл». В 14 лет на молодёжном первенстве Москвы Балбошин шёл к победе, но сломал руку, а в 1972-м он не поехал на Олимпийские игры в Мюнхене, порвав коленные связки.

Но ладно травмы, выигрывал же Балбошин чемпионат Европы с разорванным плечом, на уколах. Ещё к 18 годам Балбошин дважды перенёс гепатит А (болезнь Боткина). Тренеры поставили на Николае крест и забыли — тогда-то его и подобрал Парфёнов. На одном из первых занятий Балбошин и Парфёнов сошлись в партере. «Парфенов буквально измотал меня, нагрузил руки, а потом стал двойной Нельсон делать, — рассказывает Балбошин. — Он увлёкся, завёлся, скрутил меня — слава Богу, у меня шея сильная. Потом встаёт и говорит: “Что-то руки затекли…” А я уже с жизнью готов был попрощаться!»

Силовой манере борьбы, физической выносливости и несгибаемости Балбошин научился у Парфёнова. «Николай особенно опасен в конце схватки: он, как никто другой, обладает поистине неиссякаемыми запасами силы и воли, что и помогает ему выигрывать буквально на финише любого поединка», — описывал Балбошина тренер. В Великую Отечественную войну Парфёнов дошёл до Берлина, но получил два ранения — в голову и руку (локоть сгибался до того плохо, что не получилось даже справиться с пуговицами сорочки). Только в 26 лет Парфёнов оказался в зале, а потом 20 раз подряд выходил в финал союзного первенства и выиграл золото Олимпиады в Мельбурне. Через 20 лет его ученик сделал то же самое в Монреале, уложив всех соперников на лопатки и потратив на этой в общей сложности 15 минут.

Знаменосцы: несгибаемый чемпион Николай Балбошин и Олимпиада-80. Изображение номер 2
Самой серьёзной проблемой для Балбошина стало, похоже, именно знамя. Ещё бы: древко — четырёхметровая железная труба, такую даже борцу держать трудно. Балбошин вышел на дорожку олимпийского стадиона Монреаля, возглавляя советскую делегацию, за ним следовал Павлов. Борца впечатлила «запредельная ответственность» и всеобщее внимание, прикованное только к нему. «Как во время войны — первый выстрел в знаменосца», — говорит Николай. Он слегка растерялся и спросил Павлова, как лучше нести флаг, в одной руке или в двух. «Да как хочешь, но уж как возьмёшь — не перекладывай из одной в другую», — наказал министр. «Попробовал, ничего — рука, кажется, не отекает», — вспоминает Балбошин. Флаг в руках Николая казался невесомым, настолько уверенно спортсмен удерживал прямую руку на весу. Впервые так нёс знамя в 1972 году другой советский борец, Алексей Медведь.

В чьих руках окажется знамя на Олимпиаде-1980, сомнений не вызывало — конечно, Балбошин, а кто ещё? В Монреале советские борцы выиграли десять медалей (из них семь золотых), а лучшим считался Балбошин. В 1979-м он спокойно победил на чемпионатах Европы и мира и должен был стать героем Игр-80. Но уже во второй схватке во дворце спорта «Крылья Советов» Николай порвал ахилл и закончил борьбу (накаркали, говорит он теперь). Олимпиаду Балбошин досматривал в гипсе, до того сказав своему соседу по комнате в Олимпийской деревне Вахтангу Благидзе: «Ты должен победить». В весовой категории до 52 килограммов Благидзе взял золото.

«У меня позвоночник 80-летнего старика», — говорит Балбошин, теперь инвалид второй группы. Левый локоть у него не разгибается, разорваны мышцы обоих плеч, а шипы по всей длине спины направлены в сторону спинного мозга. Врач, делавший Балбошину компьютерную томографию, предупреждал: «Если будешь делать кувырки и этот шип войдёт в спинной мозг, можешь не подняться. Парализует и всё». «Но я пока кувыркаюсь, — признавался Балбошин в документальном фильме о себе. — К сожалению, отношусь к своему организму беспощадно».

Поделиться с друзьями

Комментарии

Видео

Читайте также